Напряженная атмосфера: Украину ждут трудные переговоры с ЕС о СВАМ(c) shutterstock.com

От успешности дискуссии с Евросоюзом зависит будущее украинской металлургии и других отраслей промышленности

Климатическая политика развитых стран всё больше приобретает черты новой доминирующей мировой идеологии. А экологические ценности всё чаще выступают основным нравственным ориентиром в оценке действий национальных правительств и бизнеса.

В этом году в гонку за лидерство в борьбе с изменением климата вернулись США. Уже в конце нынешней недели по инициативе президента Джозефа Байдена состоится виртуальный саммит по климату. В нем глава Белого дома пригласил принять участие 40 мировых лидеров. Как ожидается, в ходе саммита США пообещают сократить выбросы как минимум наполовину к 2030 году и постараются заручиться договоренностями с союзниками о том же.

Руководители западных корпораций и инвесторы хотели бы, чтобы мировые лидеры на саммите приняли единый рыночный подход к сокращению выбросов углерода. В целом в деловой среде растет понимание, что миру стоит сократить выбросы парниковых газов. Однако высказываются опасения, что правительства могут установить слишком жесткие или фрагментарные правила, которые повредят международной торговле. Подобные опасения имеются и у украинских промышленников.

Уже к концу июня этого года Европейская комиссия должна сделать официальное предложение по внедрению Carbon Вorder Аdjustment Мechanism (CВAМ). Приграничное углеродное регулирование напрямую связано с зеленой политикой Европейского Союза. Данный механизм рассматривается ЕС не только как инструмент снижения выбросов СО2, но и как налог, который заставит производителей импортной продукции платить такую же цену за выбросы СО2, которую платят европейские производители.

Ввести в действие CBAM планируется не позднее 2023 года. Украинские промышленники считают, что приграничное углеродное регулирование станет способом дискриминации производителей тех стран, которые не имеют достаточных финансовых возможностей быстро модернизировать существующие или создать новые производства для радикального снижения выбросов СО2.

Сценарии развития

Пока мы можем только предполагать, как будет выглядеть CВAМ, поскольку основные детали механизма еще обсуждаются. Всего возможны не менее шести вариантов формулы расчета СВА, однако есть несколько базовых.

«Сейчас рассматриваются два основных сценария применения СВАМ: с предоставлением бесплатных квот на выбросы для производителей импортной продукции (Сценарий №1) и без предоставления бесплатных квот для импорта с одновременной отменой бесплатных квот для производителей в ЕС (Сценарий №2). Сценарий №2 предполагает в разы большие суммы платежей по СВАМ и является наименее приемлемым для производителей импортной продукции, в частности украинских», – рассказывает Андрей Тарасенко, главный аналитик GMK Center.

Вместе с тем Ольга Стефанишина, вице-премьер Украины по европейской и евроатлантической интеграции, считает наиболее реалистичным механизм CBA в виде системы торговли квотами на выбросы СО2.

«В марте и у самой Еврокомиссии еще не было окончательного понимания того, каким будет CBAM. Они только начали impact assessment и межминистерские консультации, было еще недостаточно информации о том, как CBAM будет соответствовать требованиям ВТО. Думаю, что в конце апреля – начале мая мы увидим какой-то предварительный результат. Скорее всего, это будет некий аналог системы торговли квотами на выбросы, который будет отражать цену на выбросы внутри европейской системы и сможет применяться к определенной группе товара», – ранее пояснял Алексей Рябчин, советник вице-премьер-министра Украины по европейской и евроатлантической интеграции.

Цена вопроса

Непосредственный ущерб экономике Украины зависит от подхода к расчету CBA. По оценкам аналитиков GMK Center, оценочные потери экономики страны могут составить:

  • ВВП – до €700 млн, или 0,5% относительно уровня 2019 года;
  • поступления налогов в госбюджет – более 4 млрд грн;
  • добавленная стоимость в промышленности – до €570 млн;
  • ухудшение сальдо торгового баланса – до €380 млн.

Впрочем, на данный момент все оценки являются очень приблизительными. Так, по словам, ведущего эксперта энергетических программ Центра Разумкова Максима Белявского, их исследование показало, что потери украинской экономики от введения СВАМ составят около €3 млрд в год.

Под действие СВАМ подпадает около €2,5 млрд металлургического экспорта в год. По оценкам GMK Center, влияние СВАМ на украинские метпредприятия в зависимости от сценария может составить в год:

  • платежи по СВА – €168-542 млн;
  • экспорт – снижение на €155-200 млн;
  • прибыль метпредприятий – снижение на €105-200 млн;
  • объем капинвестиций – снижение до €130 млн.

«Внедрение СВАМ значительно сильнее повлияет на украинских производителей, чем на компании из стран-конкурентов. Зависимость украинских производителей стали от рынка ЕС в 2,5 раза выше, чем у производителей России, в 5,7 раза выше, чем у металлургов Южной Кореи, в 11 раз выше, чем у производителей Индии», – говорит Андрей Тарасенко.

Зеленая экспансия

Вопрос последствий СВАМ никак не отменяет необходимость зеленой трансформации украинской экономики. Четкого ответа на вопрос «во сколько это обойдется?» пока нет, но примерные цифры ясны – они огромны и неподъемны для отрасли.

В еще неутвержденном проекте Второго национально определенного вклада (НОВ2) минимальные инвестиции, необходимые Украине для сокращения до 2030 года на 65% выбросов парниковых газов, оцениваются в €102 млрд. Удельный вес металлургии составляет лишь 25% от общего количества инвестиционных потребностей в промышленности. В двух сценариях потребность металлургии в инвестициях для достижения поставленных экологических целей оценивается на уровне €7,7-8,3 млрд.

«В течение следующих 10 лет на украинские предприятия будет возложена колоссальная финансовая нагрузка в связи с выполнением европейских экологических директив, внедрением НДТМ (наилучших доступных технологий и методов управления), амбициозными целями Второго национально определенного вклада (НОВ-2), ответственностью производителя в рамках сферы обращения с отходами. Для выполнения этих требований металлургам потребуется $5-10 млрд. Это кроме капитальных расходов на поддержание и проекты развития», – поясняет Александр Каленков, президент ОП «Укрметаллургпром».

В свою очередь европейцы уже имеют предварительные оценки – переход на зеленые технологии обойдется металлургам ЕС в €100-144 млрд до 2050 года. Значительная часть средств на экомодернизацию европейские меткомпании могут получить из фондов ЕС в виде субсидий.

Украинские метпредприятия не имеют доступа к фондам финансирования ЕС и ограничены в возможностях снижения выбросов из-за преобладающего кислородно-конвертерного способа производства стали. Кроме того, отечественные металлурги не смогут достичь поставленных экологических целей только за счет собственных ресурсов. Поэтому, по мнению Александра Каленкова, уже сейчас нужно продумывать возможные компенсаторные механизмы для поддержки работы наших метпредприятий.

Первые штрихи

В конце марта в Украине была создана рабочая группа для консультаций с Еврокомиссией о согласовании подхода по применению СВАМ к Украине. Она состоит из представителей четырех министерств: экономики, энергетики, финансов и экологии. Ее возглавила Ольга Стефанишина.

«Уже был проведен ряд консультаций с Европейским Союзом. Мы встречались в Брюсселе с еврокомиссаром по экономике Паоло Джентилони, который отвечает за разработку CBAM, представили наши предложения и замечания, договорились о консультациях по данному вопросу. Состоялась техническая дискуссия со специалистами, которые выписывают этот механизм», – ранее рассказал Алексей Рябчин.

Задача рабочей группы – проработка переговорной позиции и проведение переговоров. На этапе проработки необходимо участие и представителей бизнеса. Последние знают реальные возможности промышленности.

В противном случае может получиться как с планами по снижению выбросов парниковых газов. Евросоюз утвердил цель по снижению этих выбросов на 55% к 2030 году. Украина в проекте НОВ2 хочет взять на себя обязательство снизить выбросы к тому же сроку, но уже на 65% по сравнению с 1990 годом. Безусловно, показывать свое стремление к евроинтеграции и экологизации необходимо, но также нужно учитывать реальное положение вещей.

«Крайне важно, чтобы взятые Украиной экологические обязательства были реалистичными. Сейчас Минэкологии разослало на согласование органам исполнительной власти проект НОВ-2. Этот проект крайне амбициозный, фактически, он даже не сверхоптимистический, а фантастический. Сначала нужно построить экономическую модель, верифицировать ее с бизнесом и потом уже писать проект», – говорит Александр Каленков.

Точка опоры

Украину ждут тяжелые последствия реализации СВАМ, если нормы этого механизма будут применятся к нам на общих основаниях. Поэтому надо искать аргументы, которые позволят Украине получить исключение, отсрочку или другую форму индивидуального подхода в применении СВАМ. Тем более что Евросоюз допускает индивидуальные договоренности.

Таких аргументов на данный момент может быть несколько, но главные из них находятся в контексте евроинтеграции:

1. Подписанное соглашение об ассоциации с Евросоюзом.

«У Украины есть преимущество – это наше Соглашение об ассоциации, где зафиксированы взаимные обязательства, в том числе порядок введения определенных торговых ограничений», – подчеркивает Алексей Рябчин.

2. Готовность присоединиться к European Green Deal.

«Украина, подписав Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, стала частью европейского пространства и взяла на себя обязательства по имплементации европейских экологических директив. Украина разработала свою стратегию по декарбонизации экономики и выразила готовность присоединиться к European Green Deal. Украина в сфере сокращения выбросов парниковых газов движется в одном направлении с Евросоюзом», – говорит Станислав Зинченко, директор GMK Center.

Впрочем, главным является даже не факт договора с ЕС о лучших условиях применения СВАМ, а чтобы климатические изменения работали в интересах украинской экономики.

«Нам надо исходить из того, что главный риск в вопросе выбросов в Украине – это уровень экономического благосостояния людей. Пример «евроблях» свидетельствует, что бедные люди не будут обращать внимание на выбросы от автомобилей. Им важнее покупать дешевые машины. Поэтому основой у нас должно быть экономическое развитие. Поэтому самый большой вызов для нас всё же заключается не в переговорах с Европейским Союзом. Наибольший вызов – это то, как запустить двигатель климатического управления в Украине таким образом, чтобы он работал в интересах развития экономики, – резюмирует Тарас Качка, заместитель министра развития экономики, торговли и сельского хозяйства Украины – торговый представитель Украины. – На самом деле отсутствие экономического роста, то есть экономическая стагнация, является ключевым риском для климатической политики».