Ломозаготовка за 2020 год упадет на 8-10%(с) shutterstock

Если нужно собирать 3,3-3,5 млн т металлолома в год, то цена должна начинаться с $240 за тонну

Чем ломозаготовителям помог чугун, каковы планы на лом у металлургов и как «Укрзалізниця» может поспособствовать ломозаготовителям их осуществить, рассказал президент ассоциации «УАВтормет» Владимир Бублей в ходе VII Международной научно-технической конференции «Украинский рынок металлолома: практические аспекты и современные вызовы». GMK Center публикует тезисы его выступления:

– Нельзя сказать, что 2020 год ломозаготовители прошли очень уж плохо. Хотя вошли в него мы с серьезным кризисом в производстве стали и, соответственно, не видели особых перспектив. Тогда мы прогнозировали, что наша заготовка упадет как минимум на 15%. Но начиная с весны ситуация в мировой металлургической отрасли выровнялась. При этом всё равно есть падение ломозаготовки по сравнению с 2019-м, но оно не такое большое – не на 15-20%, а на 8-10%.

Декабрь тоже обещает пройти без аномалий. Металлурги продолжают ударными темпами наращивать запасы. Задолженностей, кроме текущих, у металлургов перед ломозаготовителями нет. Соответственно, цифра падения ломозаготовки вряд ли изменится. В любом случае у нас есть существенное сокращение показателя сбора. Надеемся, что эту тенденцию удастся преодолеть в следующем году.

В нынешнем году выровнять ситуацию нам помог колоссальный спрос на чугун. Из-за него резко увеличилась доля чугуна в структуре экспорта металлопродукции. Замещение чугуна металлоломом позволило, в числе прочего, поддержать и нашу отрасль.

Суммарные запасы лома на меткомбинатах сейчас составляют примерно 180 тыс. т. Эта цифра оценочная, но говорить о том, что какой-то из комбинатов работает с колес, нельзя. По крайней мере, у членов нашей ассоциации такой информации нет. То есть запасы есть, и они оплачены. Что не может не радовать.

Относительно экспортных поставок, понятно, что пошлина в €58/т свое дело делает. В соответствии с Соглашением об ассоциации с Европейским Союзом эта пошлина не распространяется на поставки в ЕС. Но помимо тарифных ограничений, есть и нетарифные. Продолжается практика отказов в выдаче сертификатов для поставки лома в страны ЕС. Практика, естественно, негласная. Понятно, что когда перед таможенником стоит вопрос подписать сертификат и взять в казну пошлину €5/т или не подписать и получить €58/т, то он чётко понимает: завтра к нему придут правоохранительные органы и начнут с пристрастием интересоваться, а почему он нанес ущерб родине.

Еще один не менее больной вопрос – это экологи со своими заключениями. К сожалению, всё работает, как плохо смазанная бюрократическая машина. Но сводится к одному – максимально задержать выдачу разрешений на экспорт.

Вот так в 2020 году экспорт у нас и скатился к фактически статистической погрешности – к 33 тыс. т за 11 месяцев. За 12 месяцев 2020 года общий объем ломозаготовки прогнозируется на уровне 2,8 млн т, а экспорт может увеличиться еще на 2 тыс. т и достигнуть 35 тыс. т. Хотя вряд ли.

Если говорить о ценовых перспективах, то можно посмотреть на чугун и горячебрикетированное железо как ближайшие заменители металлолома в качестве сырья. Судя по всему, перспективы просто колоссальные. Особенно, если рассматривать чугун, как ближайший заменитель.

Наша Ассоциация уже который год вместе с «Укрметаллургпромом» составляет и представляет в Министерство экономики сводный баланс по рынку. Но баланс – это хорошо, однако, чтобы собрать необходимое количество тонн, следует поддерживать серьезную экономическую активность. И если нам нужно собирать 3,3-3,5 млн т, то в любом случае цена должна начинаться с $240 за тонну металлолома. Тогда, в принципе, это для металлоломщиков подъемно.

Напомню, общими усилиями нам все-таки удалось внести изменения в законодательство о металлоломе. Фактически мы вернули металлолом в статус вторсырья, наравне с макулатурой или стеклобоем. Да, из-за нашей вечно меняющейся системы государственного управления возникли существенные задержки, связанные с адаптацией закона. В законе были указаны определенные сроки ведения реестра, внедрения систем видеонаблюдения на приемных пунктах. Кроме того, сейчас происходит трансформация в системе управления. В законе написано, что за промышленную политику отвечает центральный орган исполнительной власти. Ранее это было Минэкономики. Сейчас Минэкономики уже сложило полномочия, а Минстратегпром пока еще на пути их принятия. Сколько этот путь продлится, не знают даже коллеги из обоих министерств. Но в конечном итоге это достаточно четко упорядочит рынок.

Говоря о перспективах, нельзя не упомянуть «Укрзалізницю». Это 5% в общей структуре нашей ломозаготовки. Разумеется, мы хотим, чтобы ее доля достигла 7% или 10%. Потому что в основной массе УЗ поставляет на рынок достаточно хороший, тяжелый, амортизационный лом.

Сейчас мы рассматриваем идеи, как организовать переработку полувагонов на производственных площадках, которые принадлежат «Укрзалізниці». Конечно, у металлургических заводов есть серьезные мощности, позволяющие принимать и перерабатывать полувагоны. Но здесь, наверное, последнее слово за «Укрзалізницей». Мы, со своей стороны, сделали свои предложения, как начать разборку и реализацию списанных вагонов.

Надо понимать, что планы у металлургов в отношении металлолома довольно большие. В целом видится, что они с нынешних 3 млн т выйдут на потребление на уровне 5-6 млн т. Таковы, в общем-то, наши ожидания.