Экомодернизация нуждается в государственной поддержке(c) shutterstock

По примеру Евросоюза Украине нужно оказывать предприятиям финансовую поддержку для экомодернизации

Европейский Союз предоставляет своей промышленности беспрецедентную программу финансовой поддержки и прибегает к новой волне протекционизма под экологическими лозунгами. Украина пока не ввела никаких финансовых стимулов для своих предприятий, осуществляющих модернизацию.

Об этом заявил народный депутат Дмитрий Кисилевский, заместитель председателя комитета Верховной Рады Украины по вопросам экономического развития в ходе круглого стола «Влияние CBAM на металлургию Украины». GMK Center публикует тезисы его выступления:

– Очевидно, что металлургия будет на острие процессов декарбонизации и снижения выбросов СО2 как в Евросоюзе, так и в Украине. Я приведу некоторые данные: мартены, которые до сих пор имеются в Украине, дают 2500 кг выбросов СО2 на тонну стали; конвертерная технология, даже в Евросоюзе, – это 1000-2000 кг, а в Украине, насколько я знаю, – это около 2000 кг СО2 на тонну стали. Электрометаллургия имеет уровень выбросов 80-350 кг на тонну стали.

Учитывая планы Евросоюза достичь углеродной нейтральности, вероятно, все европейские металлургические предприятия, кроме электрометаллургических, могут быть остановлены. Их владельцы буквально должны будут построить новые заводы вместо старых, причем сделать это в ближайшие 20-30 лет.

Конечно, власть в ЕС понимает, что такие эксперименты лишат граждан работы. И в Украине, кстати, тоже было бы очень неплохо, чтобы власть это понимала. Поэтому ЕС предоставляет своей промышленности беспрецедентную программу финансовой поддержки и прибегает к новой волне протекционизма под экологическими лозунгами.

Насколько мне известно из СМИ, в ЕС уже утвержден план, предусматривающий, по разным данным, около €100 млрд инвестиций в ближайшие годы, из которых более 60% – это государственные средства. Они пойдут именно на поддержку европейских производителей для того, чтобы они осуществляли экологическую модернизацию. Еще большие суммы называют в США. Там говорят о $2 трлн на программы экологической модернизации.

С чем в таком случае украинское государство придет к украинскому бизнесу, декларируя цели европейского «зеленого» курса? По моему мнению, именно это должно стать краеугольным камнем дискуссии, потому что это о деньгах. Как народный депутат, я являюсь автором двух законодательных инициатив, которые касаются европейского «зеленого» курса. Это нормы о «зеленой» металлургии и пошлине на экспорт металлолома.

Первое: «зеленая» металлургия – это стимул для предприятий, которые снизили выбросы СО2 до европейских целевых значений. Чтобы эти предприятия могли получать небольшую скидку на электроэнергию. Сегодня это единственный законодательно закрепленный стимул, который привязан, собственно, к европейскому «зеленому» курса. Но правительство саботирует введение этого механизма. И де-факто этот механизм действует только на бумаге. В реальности нет ни этого стимула, ни других – ничего, что помогло бы украинском металлургам легче проходить экологическую модернизацию.

Второе – это продолжение действия пошлины на экспорт металлолома. Недавно было заседание экологического комитета парламента, где я акцентировал внимание на том, что металлолом – это важное сырье для снижения выбросов СО2. Вместе с другими коллегами по парламенту предложил продлить его действие еще на пять лет. В контексте нашего сегодняшнего разговора это означает, что Украина обеспечит сырьевую базу для экологической модернизации своей металлургии.

Но главным субъектом в переговорах с ЕС является правительство. И я хотел бы озвучить некоторые ожидания.

Во-первых, не нужно брать на себя сверхобязательств. К сожалению, в нашей украинской политике уже много лет есть такая плохая традиция: желание понравиться иностранцам иногда затмевает украинским чиновникам понимание реальных возможностей нашей экономики.

Во-вторых, надо искать аргументы, которые позволят Украине иметь исключение из торговых ограничений, которые планирует ввести Евросоюз. Я очень благодарен GMK Center за такой прогноз и анализ мероприятий, которые применит ЕС. Это данные, над которыми можно размышлять. Но, насколько я знаю, официально конкретика торговых барьеров и ограничений, которые планирует применить Евросоюз по климатическим соображениям, до сих пор не известна. Поэтому нам очень важно готовить почву для дальнейших переговоров.

В-третьих, необходимы реальные финансовые стимулы для экологической модернизации. Даже ЕС, где экологическое законодательство строже, чем в Украине, и оно там реально работает, имеет средний уровень выбросов металлургии чуть меньше 1000 кг на тонну стали, по тем данным, что у меня есть. Это значительно ниже, чем в Украине, но экомодернизация там всё равно нуждается в государственной поддержке. Важно, что такая государственная поддержка декларируется. В Украине же о ней не слышно.

И четвертое – это вопрос публично-коммуникационный. Правительство должно признавать те компании, которые осуществили экомодернизацию, если она является реальным, а не декларативным правительственным приоритетом.