Украинская «неэкологическая» политика имеет одну функцию – карательную (с) bellona(с) bellona

Стимулирующий эффект дало бы направление экологического налога на финансирование именно экологических проектов

Какой должна быть политика государства, чтобы она была направлена на устойчивое развитие, рассказала Людмила Буймистер, председатель подкомитета по вопросам развития конкуренции и равных условий для бизнеса комитета Верховной Рады по вопросам экономического развития в ходе «Дня устойчивого развития», проведенного Европейской Бизнес Ассоциацией. GMK Center публикует тезисы ее выступления:

– Европа начала развивать свои подходы к экологической политике еще с 80-х годов прошлого века. И если сравнивать, что произошло за это время в европейском законодательном поле и что в украинском, то это совершенно несопоставимые вещи. Европейская политика направлена на стимулирование. В первую очередь – инвестиций в те традиционные производства, которые могли бы использовать более новые технологии, более дружественные к окружающей среде. А заодно и инвестиций в R&D – в разработку тех же экологических технологий. И это способствовало не только потому, что каждое отдельное производство стало меньше загрязнят окружающую среду, но и потому, что развилась целая отрасль экономики, которой раньше не было. Именно благодаря инновационным решениям стали развиваться такие компании, как Danieli, которые предлагают новые, незагрязняющие технологии не только для металлургического, но и в принципе для промышленного производства.

Что вместо этого мы видим в Украине? Условное сокращение выбросов вредных веществ произошло исключительно за счет сокращения промышленного потенциала и промышленного производства. Цифры, которые приводил заместитель министра экономики: вот у нас выбросы СО2 на душу населения 4,8 т, а в Европе 8,8 т… Давайте сравним относительные цифры. Как выросла промышленная экономика Европы с 1990-х годов, и насколько сократилась за это время наша. Без такого фундаментального изменения философии и подходов к экологической политике мы эту глыбу, к сожалению, просто не сдвинем с места. И наши международные обязательства останутся только на бумаге. А мы потом будем снова проводить новые и новые переговоры, чтобы, с одной стороны, не добить экономику, а с другой – не выполнить взятые на себя обязательства по сокращению выбросов.

Сейчас наша «не-экологическая» политика имеет только одну функцию – карательную. Она не содержит никаких стимулирующих элементов. Что могло бы стать такими стимулирующими элементами? В первую очередь это эконалог. Но не тот эконалог, который засчитывается в общий фонд бюджета и финансирует огромные бюджетные потери и неэффективную политику в других областях, как это сегодня происходит. Стимулирующий эффект должно дать направление этого экологического налога на финансирование именно экологических проектов. Причем делать это через какие-то специальные фонды и снова через ручное управление, как это сегодня предлагают органы исполнительной власти, – это опять-таки путь в никуда. Могу привести один простой пример. У нас есть фонд, куда «Энергоатом» ежегодно перечисляет миллиард гривен. Этот фонд призван обеспечить достаточное финансирование на консервацию атомных блоков, которые выходят из употребления. Как вы думаете, сколько денег в этом фонде? Ноль. И если мы посмотрим на все другие инструменты, которые предусматривают ручное управление средствами, мы опять-таки получаем нулевой эффект.

Очень примечательно, что первые дискуссии по экологической политике инспирированы не государством, а именно бизнесом. Ведь именно бизнес понимает, что нужны не только карательные механизмы, но и стимулирующие. Бизнес понимает, что в глобальной конкуренции не сегодня, так завтра будут введены ограничения, которые сделают наших экспортеров неконкурентоспособными на мировых рынках. Особенно, если другие государства будут выполнять свои обязательства, будут стимулировать свой бизнес развиваться и становиться более экологичным. А мы будем, как всегда, отставать.

Поэтому сегодня я хочу призвать все министерства, которые причастны к этому: давайте сформулируем новые подходы. Давайте, наконец, посмотрим, что происходит на мировых финансовых рынках. Мы видим, что крупные институциональные инвесторы сегодня заинтересованы инвестировать именно в зеленые технологии. Поэтому, если мы хотим привлекать этих инвесторов в Украину, мы должны, во-первых, создать для них соответствующие условия. Второе – мы должны, наконец, запустить экспортно-кредитное агентство, чтобы привлекать к нам новейшие технологии. Третье – пересмотреть подходы к научным разработкам, они должны поддерживаться украинским государством. У нас есть Академия наук. У нас очень много талантливых людей, способных предложить действительно новые решения, которые будут актуальны не только для украинских производителей, но и смогут экспортироваться на мировые рынки с гораздо большей добавленной стоимостью.

Поэтому сегодня это не просто о налоге, это не просто о том, как мотивировать или наказать… Это обо всем массиве государственной политики, которая должна быть направлена на устойчивое развитие.

И в заключение скажу так: очень многие люди критикуют сегодня европейские или мировые подходы к климатической политике, ведь делается недостаточно для того, чтобы реагировать на вызовы, стоящие перед нашей планетой. Они просто не были в Украине. Я очень надеюсь, что благодаря тому, что эта дискуссия будет вынесена на качественно новый уровень, мы сможем через год похвалиться: мы это изменили. И мы сможем использовать и опыт других стран, и опыт Европейского Союза. И ввести механизмы, которые позволят качественно трансформировать нашу существующую промышленность. А самое главное – создать новые рынки для новых технологий. И это приведет к еще большему экономическому росту нашей страны.