11-я неделя: компании Санджива Гупты Liberty Steel грозит банкротство

Анализ влияния новостей за 9-12 марта 2021 года на глобальный горно-металлургический комплекс от GMK Center

На минувшей неделе рынок всколыхнула новость о финансовых трудностях Liberty Steel. Компания, которая спасала от банкротства других, сама оказалась банкротом.

В Европейском Союзе сделан еще один шаг на пути к Carbon Border Adjustment Мechanism (CBAM), что создает риски для украинских компаний. Но это не смущает «Северсталь», которая обновила стратегические цели и планирует экспансию за рубеж.

Банкротство основного кредитора Liberty Steel грозит банкротством самой компании

Произошло то, чего все так долго ждали. Оборвалась сказка Санджива Гупты, «спасителя стали», как его называли за консолидацию проблемных сталелитейных заводов, в основном в Европе. Его компания Liberty Steel с 2015 г. начала агрессивно строить свой бизнес на реструктуризации заводов-банкротов или простаивающих заводов. Контроль над заводами компания получала бесплатно или условно бесплатно, за инвестиционные обязательства и сохранение рабочих мест.

Дистрессовая модель Liberty была возможной благодаря доступу к дешевому финансированию и расчету на бесконечное рефинансирование долга на фоне рекордно мягкой политики центробанков. Зачастую условия сделок предусматривали участие государства в финансировании модернизации заводов – ради сохранения рабочих мест и реализации целей углеродной нейтральности компании к 2030 года. Как пример, покупка завода Fort William в Шотландии за £300 млн, когда для финансирования операции был привлечен кредит под государственные гарантии Шотландии. Теперь есть большая вероятность, что государству придется отвечать по выданным гарантиям.

Сомнения в эффективности модели Liberty звучали с самого начала экспансии компании. Такая модель кардинально отличается от политики других европейских компаний, стремящихся снизить долговые риски. Сомнения были обусловлены непониманием того, как именно можно было вернуть к жизни операционно неэффективные заводы. Liberty за годы своей M&A-активности стала собственником всех самых неэффективных мощностей Европы. Такой себе «банк плохих активов» в стальной отрасли. У покупателя устаревших заводов сразу же возникает потребность в инвестициях – как для развития, чтобы вернуть бизнес в прибыльную зону, так и для декарбонизации.

Агрессивная стратегия компании привела к тому, что, по данным World Steel Association, Liberty Steel в 2019 года заняла 63-е место в мире по объему производства стали – 5,4 млн т. Казалось бы, Liberty успешно прошла кризис COVID-19 и доказала работоспособность своей модели. В 2020 году компания закрыла еще три M&A-сделки, а в октябре 2020 года сделала предложение по покупке ThyssenKrupp Steel. Трудности пришли в тот момент, когда самое тяжелое для рынка время уже прошло, а маржинальность является самой высокой с 2008 года. Все-таки «бесплатные» деньги на Западе не бесконечны.

Финансовая компания Greensill Capital, которая предоставляла финансирование рабочего капитала Liberty, оказалась в состоянии банкротства. Причем, по данным судебного заседания по делу о банкротстве, именно сложности в обслуживании долгов со стороны группы компаний GFG Alliance, куда входит Liberty Steel, стали причиной неплатежеспособности Greensill. Финансовая компания выдала кредитов GFG на сумму $5 млрд. Вероятно, из-за ухудшения качества обслуживания своих долгов со стороны GFG, Greensill также снижала финансирование компании.  По данным суда, компания Гупты в переписке с Greensill указывала, что если финансовая компания остановит финансирование, это будет означать банкротство GFG.

Заемщик зависит от кредитора, но и кредитор от заемщика. Проблемы заемщика привели к банкротству кредитора. Крупный страховщик Tokio Marine не продлил действие покрытия по страхованию рисков Greensill на сумму $4,6 млрд. При этом уведомление о намерении не продлевать страховку Tokio Marine предоставил еще в июле 2020 года. В октябре 2020 года аудиторы из «Большой четверки» отказались от возможности проводить аудит Greensill. 1 марта страховка закончилась, нового страховщика компания не нашла. Это стало поводом для Credit Suisse остановить финансирование Greensill в рамках открытой кредитной линии на $10 млрд. В результате Greensill оказалась неспособной погасить долг Credit Suisse на сумму $140 млн.

Теперь Liberty предстоит найти нового кредитора, что является практически нереальной задачей. По данным СМИ, поставщики отказываются работать с компанией, требуя предоплату. Всё это может в скором времени привести к остановке производства, что будет логичным итогом и решением проблемы избыточных, неэффективных мощностей в Европе.

Но компания может получить помощь от государства. Гупта провел переговоры с профсоюзами британских заводов, где обозначил, что компания работает нормально, получает выгоду от лучшей за последние 13 лет ситуации на рынке, но ряд заводов, в частности британских, убыточны. Участники рынка расценили это заявление как призыв к властям Великобритании предоставить государственную помощь. Позже с соответствующим обращением к британскому правительству  выступили профсоюзы с целью сохранения рабочих мест.

Сорвавшаяся сделка с ThyssenKrupp сделала бы Liberty «too big to fail». Премьер-министр земли Северный Рейн – Вестфалия оценил прозорливость акционеров ThyssenKrupp и приветствовал отказ от ее продажи компании Liberty.

В СМИ иногда упоминают о возможной связи Гупты с Лакшми Митталом, особенно после того, как Liberty купила три завода ArcelorMittal (Galati, Skopje и Piombino), что было требованием антимонопольных органов, в рамках сделки по покупке итальянского завода Ilva. Будет интересно, если эти заводы вернутся обратно в собственность ArcelorMittal, особенно после изменения структуры сделки по покупке Ilva, где ArcelorMittal утратил контрольную долю.

«Северсталь» планирует нарастить объем производства стали на 15% в 2023 году

Российская компания «Северсталь», входящая в топ-40 крупнейших производителей в мире, планирует увеличить объем производства стали на 1,7 млн т, или на 15%, в 2023 году.

Планы по наращиванию производства стали очень интересны в контексте того, что «Северсталь» еще в 2012 году объявила о реализации стратегии «защитного роста» – приоритета повышения отдачи от единицы продукции над увеличением объемов производства. Объем производства в 2020 году оказался для компании минимальным с 2014 года. С 2012 года объем выпуска стали снизился на 25%, а рентабельность по EBITDA выросла с 15% до 35%.

«Северсталь» считается мировым лидером по себестоимости, регулярно входит в топ наиболее конкурентоспособных металлургических компаний мира. Анализ стратегических целей компании за 2010-2019 гг. показал эффективность и своевременность ряда решений и гибкость при их адаптации. Цель, сформулированная в 2019 году, предполагала рост EBITDA за счет повышения эффективности. Теперь же компания рассматривает цели в отношении роста объемов. Такое изменение может говорить о видении компании высокой вероятности сохранения благоприятных условий на рынке в ближайшие три года.

Также интересным является акцент компании именно на сегменте строительного назначения, за счет которого предполагается нарастить продажи, хотя ранее компания делала ставку на сегмент энергетики и машиностроения. Основным драйвером роста будет экспансия за рубеж: из 1,8 млн т роста продаж готовой продукции 1,2 млн т придется на экспорт.

На российском трубном рынке заключена крупная сделка M&A

Трубная металлургическая компания (ТМК) намерена приобрести 86,54% группы ЧТПЗ (Чебялинского трубопрокатного завода/«Челпайп»). Сумма сделки – 84,2 млрд руб. ($1,1 млрд). Консолидированная EBITDA ЧТПЗ в 2020 году составила 31,8 млрд руб., соответственно, бизнес компании оценили с мультипликатором 3х к EBITDA, что считается рыночным уровнем. После закрытия сделки ТМК выставит оферту с предложением выкупа акций у миноритарных акционеров.

Сделка с «Челпайп» позволит ТМК расширить продуктовую линейку и в перспективе полностью обеспечивать внутренние потребности нефтегазовых компаний в специальных видах труб. По оценкам аналитиков, вследствие объединения активов двух компаний появится игрок, контролирующий 41% российского рынка труб разных диаметров, в том числе на рынке бесшовных труб нефтяного сортамента (OCTG) – 79% и на рынке труб большого диаметра – 30-35%. Уже получено разрешение российского антимонопольного регулятора. Согласно его условиям, ТМК продаст часть своих активов в сфере производства OCTG.

Участники российского трубного рынка ожидают роста цен в сегменте нефтегазового сортамента, поскольку объединенная компания сможет активнее диктовать свои условия. Вместе с тем маржинальность трубного бизнеса по-прежнему будет прямо зависеть от динамики цен на нефть, которые характеризуются высокой волатильностью.

В целом консолидация российского трубного рынка оценивается его участниками позитивно. На деятельность украинских поставщиков труб эта сделка значительного влияния не окажет, поскольку доступ на российский рынок для них и так фактически закрыт.

Европарламент одобрил резолюцию о введении CBAM

Решение поддержали 444 парламентария (70 – против, 181 – воздержались). Ключевой аспект принятого документа – CBAM должен соответствовать требованиям ВТО и не использоваться как инструмент протекционизма.

Следует отметить, что этот документ является декларативным и не предусматривает ни конкретного механизма CBAM, ни сроков его внедрения. Официальное предложение по CBAM от Еврокомиссии, как ожидается, появится к концу 2-го квартала 2021 года, а ввести CBAM в действие планируется не позднее 2023 года.

Вместе с тем принятая резолюция и связанная с ней дискуссия в Европарламенте позволяет сделать некоторые предположения о возможных элементах будущего CBAM. В частности, парламентарии считают необходимым распространить CBAM на все продукты, которые покрываются системой торговли квотами (EU ETS). Соответственно, ценообразование СВАМ будет связано с ценами в EU ETS. Вполне возможен вариант, когда импортеры будут покупать разрешения на выбросы СО2 из специального пула, существующего отдельно от EU ETS, но по ценам, сформированным внутри системы торговли квотами.

При этом высказывается мнение о том, что введение CBAM не должно обеспечивать двойную защиту европейских производителей от «утечки углерода» (carbon leakage), при которой компании переносят производство из стран с более жестким экологическим регулированием в страны с более низкими экологическими стандартами.  То есть возможна отмена бесплатных квот на СО2, выделяемых европейским производителям для предотвращения carbon leakage.

В то же время Европейская ассоциация производителей стали EUROFER, поддерживающая в целом введение СВАМ, выступает против отмены бесплатных парниковых квот. Организация считает, что европейские металлургические заводы даже с учетом бесплатных квот и введения CBAM по отношению к импорту будут нести гораздо более высокие расходы, связанные с оплатой выбросов СО2, чем экспортеры в ЕС: европейские производители стали оплачивают объем выбросов СО2, сгенерированных в результате всего объема производства, тогда как экспортеры будут оплачивать только те выбросы, которые связаны с производством экспортируемой продукции. Этот разрыв в будущем будет только увеличиваться, поскольку EU ETS сконструирована таким образом, чтобы цены на СО2 повышались с учетом растущих климатических амбиций.

Парламентарии считают необходимым применять CBAM к продуктам, импортируемых из стран, которые не придерживаются достаточно высоких климатических амбиций. Поэтому сохраняется вероятность гибкого и индивидуального применения CBAM к разным странам. В частности, ранее высказывались предложения применять более лояльный подход к странам, с которыми ЕС заключил двухсторонние договоры об эквивалентности политики в сфере декарбонизации.

Негативным аспектом является распространенное в Европарламенте мнение о том, что собираемые в результате CBAM средства должны использоваться для поддержки European Green Deal внутри ЕС. Это означает, что экспортеры де-факто будут оплачивать модернизацию европейских производителей, не имея доступа к аккумулируемым финансовым ресурсам.

В то же время одна из целей CBAM – содействие снижению выбросов СО2 в глобальном масштабе, поэтому логично, чтобы средства выделялись и на проекты декарбонизации за пределами ЕС. Такой шаг показал бы глобальный характер климатической инициативы Евросоюза и действительно создал бы равные правила игры в сфере декарбонизации как для европейских производителей, так и экспортеров.

Подробнее о главных трендах и событиях отрасли читайте в следующих выпусках еженедельного мониторинга. А также на нашем портале.