Сильные союзники, хорошее государственное управление, свобода и разнообразие – вот в чем сила Америки

«Американский президент Дональд Трамп, судя по всему, твердо намерен обезоружить собственную страну в противостоянии с Китаем – подорвать ее сильнейшую сторону», – пишет Фред Хиятт в колонке для The Washington Post.

Речь идет не о пошлинах и не о торговых отношениях. Не о сое или стали. Автор обеспокоен ситуацией в американо-китайских отношениях, несмотря на то что в субботу на саммите Большой двадцатки в Буэнос-Айресе Трамп и китайский лидер Си Цзиньпин заключили 90-дневное перемирие в торговых баталиях.

Речь идет о более фундаментальных вещах, говорит он. По истечении срока перемирия Китай будет продвигать свою авторитарную модель управления государством по всему миру как альтернативу западной демократии – более удачную альтернативу.

Китай может давить на то, что однопартийное государственное управление обеспечивает им долгосрочное планирование вплоть до достижения цели. Он может успешно реализовать крупные инфраструктурные проекты, не беспокоясь по поводу общественного мнения и не тратя время на экологические исследования. Он может раздавать кредиты маленьким диктаторским режимам, не беспокоясь о коррупции и ситуации с правами человека в этих странах. Его огромный внутренний рынок, защищенный от внешних конкурентов, кормит доморощенные компании. Большое хранилище данных по каждому гражданину, собранное без разрешения и уважения к личной жизни, является для его компаний неоценимым ресурсом.

Если предположить, что Китай продолжит свое победное шествие, отмечает автор, что смогут противопоставить ему Соединенные Штаты?

Одним из ключевых преимуществ Америки были сильные и качественные союзнические отношения. Один американский гость как-то упрекнул китайского лидера в связях с сомнительными режимами.

«А чего вы ожидали? – ответил тот. – Вы забрали всех хороших».

Но Трамп, кажется, делает все возможное, чтобы растратить и это преимущество. Сначала он вышел из Транстихоокеанского партнерства, а потом начал говорить с Японией, Южной Кореей и прочими странами в стиле: плати больше или уходи. Страны, отчаянно нуждающиеся в поддержке в отношениях Китаем, больше не знают, куда им обратиться, отмечает колумнист.

Еще одно историческое преимущество Америки – способность привлекать и интегрировать таланты со всего мира. И тут Трамп сделал все, чтобы подорвать свое преимущество. В первую же неделю своего президентства он ввел ограничения на въезд в США. Потом прозвучало много унизительных высказываний в сторону иностранцев и иммигрантов. Наконец, он отказался втягиваться в реформу иммиграционного законодательства.

«Штаты – все еще магнит, но уже потускневший», – считает Хиятт.

Третье преимущество, как ни странно, – это сильное государственное управление. Как военное, так и гражданское. При поддержке Конгресса Трамп щедро профинансировал военных. Чего не скажешь о государственной службе. Моральный дух во многих государственных агентствах падает. Назначена лишь половина ключевых государственных должностей – 378 из 704. Хуже того, личный врач Трампа управляет 377-тысячным Департаментом по делам ветеранов.

Все это подрывает ключевое преимущество США – верность демократическим ценностям.

Даже если Китай будет хвастаться более красивыми аэропортами и более быстрыми поездами, чем американские, многие люди предпочтут жить там, где они могут свободно говорить, выбирать своих лидеров и верить в того бога, какого предпочитают. Китай, тем временем, загоняет мусульман в концентрационные лагеря и пытает юристов, которые защищают верховенство закона.

Сильные союзники, хорошее государственное управление, свобода и разнообразие – вот в чем сила Америки, считает Хиятт. «Пока у нас снова не будет лидера, который ценит это, мы будем уступать Китаю», – рзюмирует автор.

Оригинальную колонку читайте здесь