USA and China trade war - crashed containers-shutterstock

В 1990-е годы мир начал переходить от глобализации к гиперглобализации. Глобализация превратилась из средства в цель

Турецкий экономист, профессор Гарвардского университета, специалист по развивающимся странам и институциональным реформам Дэни Родрик в интервью для Washington Post говорит, что угроза разрушения Всемирной торговой организации на фоне разыгравшейся торговой войны между США и Китаем не так уж страшна. Такой исход, по мнению Родрика, скорее, позитивен.

Автор считает, что ВТО слишком сильно вмешивается во внутренние дела суверенных государств с их уникальными экономическими моделями, тем самым вмешиваясь в вопросы благополучия их граждан.

Переломным моментом, по мнению эксперта, стали 1990-е годы: «Тогда началась другая глобализация, сильно отличающаяся от глобализации послевоенного периода. Я называю этот период толчком к гиперглобализации».

В финансовом секторе произошла финансовая глобализация (свободное движение капитала), а в торговле была создана ВТО. Глобализация превратилась из средства (достижения национального экономического процветания) в цель – теперь национальные приоритеты должны приспосабливаться к потребностям глобализации, а не наоборот.

Есть три ключевые причины, почему это произошло:

  1. Мировая торговля стала своего рода жертвой собственного успеха. Пока действовало Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ), объемы продаж и инвестиции увеличивались не по дням, а по часам. Казалось разумным двигаться дальше.
  2. Произошла крупная идеологическая трансформация: революция Тэтчер-Рейгана, рыночный фундаментализм, неолиберализм и т. д. Казалось естественным стремиться к открытию для международной торговли новых сфер экономики.
  3. Как всегда, встали чьи-то интересы. В частности, финансовые институции, многонациональные корпорации и крупные фармацевтические компании стремились сформировать такие правила игры, которые бы обеспечивали им больший доступ к рынкам и большую защиту интересов.

Родрик считает, что национальные государства должны иметь право проводить политику в духе китайского курса на достижение превосходства в области новых технологий, который и стал главной причиной начала торговой войны с Америкой.

«Я выступаю за предоставление странам гораздо большей свободы в вопросах проведения производственной политики. Если они преуспевают, выгоду получают все, поскольку их успех способствует экономическому росту и, следовательно, расширению торговых возможностей. Если же они терпят неудачу, расходы покрываются, прежде всего, внутренними потребителями и налогоплательщиками», – отмечает профессор.

Международные правила, по мнению автора, не так уж хорошо регулируют индустриальные политики отдельных государств. Есть сферы, где они, безусловно, нужны. Например, когда какое-то государство ведет так называемую политику «разори соседа». Но, как ни странно, такие вещи сегодня практически не регулируются – достаточно вспомнить о налоговых гаванях или огромном положительном торговом балансе Германии.

Выход из ситуации Родрик видит в возвращении к старой системе ГАТТ. «Это был небольшой и простой набор правил. Тем не менее, он работал очень хорошо, – говорит автор. – Здоровая международная экономика требует здоровых внутренних экономики и политики».

«Люди очень боятся начала повсеместного протекционизма в случае ослабления правил, но они недооценивают риски слишком жесткой регуляции, – заключает экономист. – Может произойти сильная обратная отдача: в итоге в мире станет еще больше протекционизма, чем во времена ГАТТ».

Оригинал