(c) shutterstock.com

Среди предпринимаемых властью мер видны точечные инициативы, а не целостная промышленная политика

Промышленная политика в Украине все последние годы отсутствовала как понятие. После ликвидации в 2014 году Министерства промышленной политики, промполитика «утонула» в недрах Минэкономики. За последние два года ситуация немного сдвинулась с мертвой точки и появились первые признаки фиксации усилий государства и на поддержке промышленности.

Отсутствие присутствия

Реализация промышленной политики в стране изначально требует наличия формализованных документов и ответственных органов. Принятая в 2018 году Стратегия развития промышленного комплекса Украина на период до 2025 года уже нуждается в доработке. Министерство по вопросам стратегических отраслей промышленности уже разработало законопроект «О государственной промышленной политике». Но документ застрял где-то в высоких кабинетах. У Кабинета Министров сейчас также нет каких-то подробных планов действий по развитию промышленности.

В марте правительство утвердило Национальную экономическую стратегию до 2030 года. По логике, правительство уже должно ей следовать, но, к сожалению, я этого не вижу. Наоборот, создается впечатление, что ее приняли для «галочки», потому что все видят возможные последствия для экономики, например, законопроекта №5600.

Во время создания Минстратегпрома предполагалось, что это министерство займет ключевую роль в формировании промышленной политики в стране. Действительно, туда пришли люди, которые знают, что такое промышленность. Однако явных результатов пока нет. Как я понимаю, не только лишь от Минстратегпрома зависит развитие промышленности, а также от Кабмина и парламента, который должен принимать нужные законы.

С точки зрения тех мер и шагов, которые предпринимаются властью, я, к сожалению, не вижу целостной промышленной политики. Есть разные инициативы, причем в своем большинстве они исходят не от правительства, а от парламента, вернее, от отдельных депутатов экономического комитета. Очень хорошо, что эти инициативы есть. Плохо то, что они – точечные, а не в рамках реализации комплексной промышленной политики, которую должно разработать и внедрять правительство.

Точечные меры

Среди отдельных мер, которые являются элементами господдержки развития промышленности, можно отметить такие.

Локализация

Если брать последние 1,5 года, то можно отметить принятие в первом чтении законопроекта о локализации (№3739). Он уже больше года, с июля 2020 года, находится в режиме подготовки ко второму чтению. По нему есть проблемы с нашими международными партнерами, которые, имея те же нормы в законодательстве своих стран, не хотят видеть требования к локализации в нашем законодательстве.

Представители ЕС и США заинтересованы в продвижении своей продукции на экспортные рынки. Они отстаивают эту политику всеми доступными способами, в том числе в Украине. Плохо, когда Украина при здоровых экономических инициативах сразу же дает «заднюю» (как и случилось в случае с законопроектом о локализации), как только прозвучал окрик от брюссельских или вашингтонских бюрократов.

Индустриальные парки

Из последних событий важным, я считаю принятие в целом одного из законов (№4416-1) в рамках перезапуска индустриальных парков. Базовый закон об индустриальных парках у нас есть давно, но они до последнего времени почти не развивались без достаточных стимулов для инвесторов.

В принятом законе предусмотрено бюджетное финансирование подведения инфраструктуры и инженерных сетей к индустриальным паркам, компенсация стоимости подключения к сетям внутри парка, а также возможность компенсации процентных ставок по кредитам на покупку нового оборудования.

С точки зрения промышленной политики закон позитивный, он направлен прежде всего на переработку. Также там есть предохранители на случай различных злоупотреблений, которые были при работе свободных экономических зон до 2005 года.

Кроме того, Кабмину поручено выделять в госбюджете 2 млрд грн ежегодно в течение 5 лет на развитие индустриальных парков. Сейчас у нас как раз в разгаре активная фаза бюджетного процесса. Будет интересно посмотреть, увидим ли в проекте госбюджета на 2022 год средства на развитие индустриальных парков. Скорее всего, они появятся в версии госбюджета ко второму чтению.

Инфраструктурные программы

Достойным примером прямой поддержки промышленности можно считать выделение в госбюджете текущего года 3,4 млрд грн на закупку пассажирских вагонов. Промышленная политика в том и заключается, что правительство дает целевые стимулы, выделяет господдержку конкретным отраслям, реализует принятые госпрограммы.

Впервые такая большая сумма была выделена из госбюджета на развитие железнодорожной инфраструктуры. Хорошо, что закупка прошла не через открытый тендер, а по переговорной процедуре. Я немного переживал, что в противном случае контракт выиграет какой-то иностранный поставщик. Таких программ должно быть в разы больше. Ведь они создают новые рабочие места также и в смежных отраслях.

Важно, что в госбюджете на 2022 год продолжена эта практика. На развитие железнодорожной инфраструктуры запланировано выделение 10 млрд грн, из них: 3,9 млрд грн – гарантированные и 6,1 млрд грн – за счет поступлений от еще не принятого законопроекта №5600.

Экспортно-кредитное агентство

Важным для развития промышленного экспорта является создание Экспортно-кредитного агентства (ЭКА), которое недавно докапитализовали сразу на 1,8 млрд грн – до 2 млрд грн. Это, возможно, позволит активизировать работу ЭКА, потому что через 3,5 года с момента его создания агентством предоставлены страховки и гарантии всего 6 проектам на общую сумму $690 тыс. Это катастрофически мало по сравнению с $50 млрд украинского экспорта. То есть агентство, по факту, еще никак не влияет на поддержку нашего экспорта.

Также нужно помнить, за счет чего на 1,8 млрд грн вырос уставной капитал ЭКА. На эту сумму были выпущены ОВГЗ, ежегодные проценты по которым составляют 170 млн грн. Эту сумму агентство будет ежегодно направлять не на поддержку экспорта, а отдавать обратно в бюджет в виде процентов. Экономической целесообразности в таком механизме увеличении уставного капитала – нет. В конце концов, ЭКА – не банк.

Промышленность – приоритет

Отдельные точечные меры никогда ни по объему, ни по эффективности не заменят системную поддержку промышленности. Все меры, направленные на поддержку промышленности, должны быть в рамках целостной промполитики, которая включала бы и экспортное продвижение продукции с высокой добавленной стоимостью.

К сожалению, наша экономика уже утвердилась в своей аграрно-сырьевой структуре и производстве продукции с низкой добавленной стоимостью, а также с аналогичным по структуре экспортом. Даже наш ИТ-сектор, который, вроде бы, считается отраслью с высокой добавленной стоимостью, на самом деле экспортирует «сырье» – программный код. Готовый ИТ-продукт, если он появляется, капитализируется в Америке, ЕС, Израиле, но явно не здесь, в Украине.

И сейчас, если посмотреть на динамику промышленного производства, мы видим, что она замедляется. В январе-июле по сравнению с аналогичным периодом 2020 года индекс промышленной продукции составил всего 1,8%, в июле 2021-го по сравнению с июлем 2020 года – всего 0,2%. По итогам семи месяцев наша промышленность находится на уровне даже чуть ниже 2017 года. То есть мы потеряли четыре года. Уже прекратилось действие факторов восстановления после коронакризиса 2020 года, а других драйверов роста я не вижу. И это все несмотря на сверхблагоприятную до последнего момента внешнеэкономическую конъюнктуру.

Нам нужно развитие промышленности не ради нее самой, а потому что именно там создаются высокооплачиваемые рабочие места, высокотехнологический экспорт, формируются доходы госбюджета. Например, при нынешнем уровне развития АПК мы можем увеличить экспорт, скажем, в два раза. И всё, больше мы не сможем в силу естественных причин и ограничений. А развитие промышленности может увеличить экспорт в 5-10 раз. А вокруг ядра в виде промышленности может развиваться сектор услуг: инжиниринг, ИТ и др.

Сейчас украинской власти важно не слушать мнения разных «партнеров», которые заинтересованы в сохранении Украины как рынка сбыта для своей продукции, а планомерно создавать условия для развития собственной промышленности.

Не менее важно содействие госбюджета программам поддержки промышленности. Речь о своевременном и достаточном финансировании приоритетных программ. У нас в стране с этим проблемы, поскольку прямые стимулы, предоставление налоговых льгот и др. предполагают бюджетные расходы или уменьшение доходов бюджета. Против этого всегда выступает Минфин, который связан меморандумом с МВФ. Поэтому средства на развитие промышленности в бюджете приходится изыскивать с боем.

Однако пока никаких реальных действий по реализации целостной промполитики не происходит, ее нет даже в бумажном формате. Промышленная политика у нас свелась к тому, что президент сказал, а премьер-министр дал поручение в каждой области построить по одному заводу. Почему не по 3 или 5? Это ярчайший пример нехватки системного видения, понимания развития промышленности и отсутствия стратегии как таковой.

Некоторые руководители нашей страны прямо говорят, что у них «нет времени» на стратегию. Видимо, они заняты более важными делами, хотя сейчас важнее экономического развития не может быть ничего.