Oil and gas industrialshutterstock.com

В Брюсселе у всех на слуху только Зеленая сделка, а газу в ней места нет

«Природный газ, который еще недавно считался главным инструментом так называемого европейского энергетического перехода – на возобновляемые источники энергии и принципы энергоэффективности, – быстрыми темпами теряет популярность в глазах общественности», – пишет в своей колонке обозреватель S&P Global Platts Стюарт Эллиотт.

Европейские политики годами превозносили достоинства газа, называя его самым чистым из ископаемых энергоносителей, а также мостом к экономике с низким уровнем выбросов СО2. Но мир в целом и Европа в частности часто меняют свою позицию по отношению к газу. Голубое топливо рискует остаться позади в гонке за нулевыми выбросами СО2.

Газовые проекты все чаще оказываются под угрозой. Компании сталкиваются с давлением со стороны своих директоров и инвесторов, которые не хотят участвовать в проектах, связанных с ископаемыми источниками энергии.

Международное энергетическое агентство неоднократно пересматривало свои оценки долгосрочного спроса на газ в ЕС. Так, прогноз по спросу на голубое топливо к 2040 году постепенно снижается – с 466 млрд куб. м до 386 млрд куб. м.

Green deal

Недавно в Брюсселе активно говорили о Южном газовом коридоре, который должен был бы обеспечить энергетическую безопасность Европы благодаря бесперебойным поставкам газа, а сейчас все заговорили о так называемой Зеленой сделке, роль газа в которой весьма сомнительна.

Новая глава Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен сделала вопрос изменения климата главным в своей политической повестке на ближайшие пять лет. Европейские чиновники планируют к 2050 году сделать экономику ЕС безуглеродной. К 2030 году европейцы хотят сократить выбросы CO2 до 50% по сравнению с их объемами в 1990 году.

Если это будет одобрено законодателями ЕС – а Европейский парламент уже призвал к 2030 году сократить выбросы на 55%, – то спрос на газ может сократиться еще больше (из-за роста уровня использования возобновляемых источников энергии и повышения энергоэффективности).

Европейская комиссия также создала так называемый Фонд перехода (Just Transition Fund), который должен мобилизовать до $55 млрд, чтобы помочь тяжелой промышленности (нефтеперерабатывающим предприятиям, металлургическим заводам) сократить их выбросы.

Этот фонд должен стать частью более масштабного финансового механизма осуществления энергетического перехода, который оценивается в €100 млрд и нацелен прежде всего на помощь регионам, где выбросы СО2 особенно интенсивны.

Председатель энергетического регулятора Великобритании недавно заявил, что деятельность нефтегазовой отрасли также находится под серьезной угрозой. «Если отрасль хочет выжить и внести свой вклад в энергетический переход, она должна адаптироваться», – сказал он.

В срочном порядке

Нефтяные и газовые компании уже поняли, что от них ожидают серьезного вклада в борьбу с изменением климата. Причем незамедлительно.

Европейским компаниям, которые и так регулярно обвиняют в «гринвошинге» из-за очень низкого уровня капитальных вложений в возобновляемые источники энергии и низкоуглеродное топливо, приходится адаптироваться к новым условиям.

Ранее они обещали увеличить расходы на газ, в том числе сжиженный, чтобы постепенно приблизиться к целям энергетического перехода. Но сейчас даже газ стал объектом пристального внимания.

«Мы тратим недостаточно средств на возобновляемые источники энергии и хотим исправить эту ситуацию», – заявил в конце января генеральный директор Shell Бен ван Бёрден. Компания, по его словам, хочет сохранить доверие общества и преуспеть в энергетическом переходе. «Давление ощущается остро. Мы хотим быть движущей силой перехода к низкоуглеродной энергетической системе», – отметил он.

Проблема акционеров

Аналитики Morgan Stanley, тем временем, предупреждают, что подобные заявления нужно воспринимать сдержанно. Ведь акционеры нефте- и газовых компаний, в отличие от топ-менеджмента, не проявляют особого интереса к крупномасштабным инвестициям в «зеленые» технологии, особенно учитывая неопределенность доходности от таких вложений.

«Они предпочитают бережно относиться к капиталу, стремятся к быстрому росту денежного потока, хотят сокращать долг и диверсифицироваться по всем направлениям. Это ставит крупные компании в невыгодное положение по сравнению со специализированными компаниями, которые занимаются непосредственно производством энергии из возобновляемых источников, что может в какой-то момент ограничить темпы энергетического перехода крупных компаний», – говорится в заявлении Morgan Stanley.

(…)

Что вместо газа?

Так или иначе Европа поворачивается спиной к газу. Но чем его заменить?

Один из вариантов – преобразование газа в водород с улавливанием углерода. Успех в разработке этой технологии будет иметь решающее значение в ближайшие годы.

Генеральный директор норвежской энергетической компании Equinor Эльдар Саетре заявил, что они уже нашли подходы к снижению выбросов CO2. Технологии улавливания и утилизации углерода, а также водород должны сыграть в этом решающую роль.

Оригинальную версию текста читайте здесь