молодой человек путешественник ждёт на автобусной станции - shutterstock.com

Люди уезжали из Украины и раньше, но массовый отток кадров стал ощутимым с 2014 года

На вид Михаилу не больше 30 лет. Он родился и вырос в Запорожье, работал на металлургических предприятиях. В 2016 году уволился с крупного украинского метзавода с позиции, как он сам говорит, технического специалиста среднего звена. По уровню и ответственности занимаемую должность можно сравнить, например, с должностью заместителя начальника цеха. Журналист «ГМК-Центра» встретился с ним в день отъезда – он приезжал на несколько дней в Украину проведать друзей и родственников. Уже два года он живет в Чехии. Работает на небольшом машиностроительном предприятии. Михаил – один из многих, кто после случившегося в 2014 году кризиса в Украине, уехал работать за рубеж.

Только в Польше, по официальным данным, работают около двух миллионов украинцев. Отдельной статистики по миграционному оттоку из индустрии ГМК в Украине нет. Но проблема трудовой миграции сильно отражается на отрасли – из-за дефицита кадров некоторым предприятиям приходится отказываться от заказов и работать с неполной загрузкой. По оценкам Федерации металлургов Украины, чтобы закрыть дефицит работников в ГМК, нужно почти 3 тыс. человек. «Только по моим данным, из металлургических и машиностроительных предприятий Днепропетровской, Запорожской и Донецкой областей ушли как минимум 150 руководителей, которых перекупили за их квалификацию иностранные предприятия», – говорит Михаил.

Компас рынка

Люди уезжали из Украины и раньше, но массовый отток кадров в ГМК стал ощутимым с 2014 года. За минувшие четыре года количество работающих в ГМК сократилось почти на 40%, до 190 тыс. человек. По данным Госстата Украины, за последние два года число сотрудников на предприятиях уменьшалось из-за текучести кадров, а не оптимизации штата.

HR-специалисты говорят, что в 2014-2018 годах 60-80% увольнений на предприятиях ГМК было связано с желанием работников эмигрировать в поисках лучшей доли.

«За последние четыре года Кривом Роге в десять раз выросло количество фирм, помогающих оформлять трудовые визы», – отмечает экс-сотрудница отдела кадров одного из местных метпредприятий.

Украинцы едут в основном в Польшу и Чехию.

«Это связано, прежде всего, с близкой культурной и языковой ментальностью, а также минимальными барьерами на входе», – отмечает Александр Пимкин, и.о. директора по персоналу и социальной политике группы «Метинвест».

Миграционное направление в Россию тоже сохранилось. Еще в середине 2000-х туда на новые проекты поехали работать украинские инженеры, а после событий 2014 года позвали к себе знакомых.

Новый украинский биометрический паспорт - shutterstock

Безвиз не дает права на трудоустройство в ЕС, но он стал одной из причин, ускорившей процессы трудовой миграции. В той же Польше украинцам разрешили работать сезонно без оформления рабочей визы в течение 90 дней. Многие так и делают – едут туда работать на три месяца, а потом возвращаются домой и снова отправляются на заработки. «Бывает, люди, чтобы не сидеть без дела в Украине, возвращаются работать на завод. И их берут, ведь специалистов не хватает. Более того, берут назад даже тех, кого раньше увольняли за нарушение трудовой дисциплины», – делится наблюдениями сотрудник одного из металлургических комбинатов.

По данным всеукраинской Ассоциации компаний по международному трудоустройству, украинцы в большинстве случаев едут за рубеж на сезонную работу.

«Среди тех, кто стремится выехать за границу с временными целями, 72% делают это из-за зарплаты – там платят больше», – отмечает Василий Воскобойник, президент всеукраинской Ассоциации компаний по международному трудоустройству.

«Никто бы не уезжал, если бы тут были конкурентные предложения. Украина хорошая страна, и дома всегда приятнее работать», – соглашается один из бывших сотрудников металлургического завода в Мариуполе, который тоже уехал работать за границу.

 

Перезагрузка

Самой популярной причиной сезонной миграции сотрудники метзаводов называли желание заработать на покупку квартиры в Украине. Два года назад это было объяснимо – тогда средняя заработная плата в украинском ГМК не превышала $260. В то же время в ЕС на сборе урожая или на строительных работах можно было заработать как минимум вдвое больше, а в промышленности платили от $1 тыс.

За 2017-2018 годы средний уровень зарплат в ГМК вырос почти на 40% – до 12-13 тыс. грн ($450). Сейчас это самый высокий показатель в украинской промышленности. В компаниях инициировали программы для удержания сотрудников. Эффект есть, говорят на метпредприятиях.

«В половине случаев люди возвращаются. Это связано прежде всего с тем, что часто рекрутеры умышленно завышают ожидания соискателей относительно зарплаты, условий работы и ее интенсивности», – говорит Александр Пимкин.

Но есть и те, кому повезло с трудоустройством за границей. В общей массе таких пока немного – не более 25%.

«Украинцы очень быстро ассимилируются и уже на второй-третий год работы претендуют на позиции со средней специальной квалификацией», – рассказывает Александр Пимкин.

В основном это касается молодых и высококвалифицированных специалистов. По данным ресурса SalaryExpert, средняя почасовая оплата у специалиста металлургического производства в Польше составляет 39 злотых/час, а средняя базовая ставка в год – 80,5 тыс. злотых (примерно $1800 в месяц). Опытные сотрудники могут зарабатывать и по 100 тыс. злотых в год (примерно $2200 в месяц).

«Есть два пути, – уточняет экс-сотрудница HR-отдела компании ГМК. – Люди либо идут на высокие зарплаты по профильным специальностям, либо устраиваются на сравнительно легкие работы, где они получают столько же, сколько получали и в Украине».

Группа молодых людей, садящихся в туристический автобус - shutterstock

Неравный бой

Такая миграция намного серьезнее сезонной – специалисты рассматривают зарубежье уже не как место для временных заработков, а связывают с ним свое будущее. И дело здесь не только в заработной плате, но и в организации труда и подходах к постановке целей на предприятиях. «За границей есть стабильность и понимание движения вперед, реализуется принцип: «планируй – делай – анализируй – корректируй», – делится наблюдениями Михаил.

Но самый важный фактор – социальная инфраструктура и перспективы.

«По нашим опросам, среди тех, кто выезжает за границу на ПМЖ, 64% едут в поисках лучшего будущего, 34% – лучшего будущего своих детей и только 23% по причине отсутствия достойной или подходящей работы в Украине», – говорит Василий Воскобойник.

«Большинство тех, кто уезжает, ищут не просто большую зарплату и лучшие условия труда. Они едут за лучшей инфраструктурой, высокими социальными гарантиями и будущим для своих детей», – отмечает Жанна Балабанюк, генеральный директор R&C Kyiv Group LLC.

«Здесь я уверен в завтрашнем дне, в будущем своих детей, я знаю, что их благополучие реально зависит только от собственного труда. Соответственно, пока не увижу хотя бы предпосылок для установления порядка в Украине, возвращаться не планирую», – говорит Олег Петров, который уже четыре года живет в Германии. До 2014 года он занимал пост руководителя департамента внутреннего контроля в крупной компании, которая занимается разработкой и внедрением комплексных решений по добыче и транспортировке твердых полезных ископаемых.

И это действительно проблема для предприятий – они не могут конкурировать с социальными стандартами целых государств.

Как будет развиваться ситуация дальше? С 1 июля 2018 года польские власти упростили трудоустройство для иностранцев. Хотят сделать проще систему найма и в Германии, где зарплаты в промышленности – от 2500 евро. Есть специальные программы для трудоустройства иностранцев в ГМК Австралии – там один из самых высоких в мире уровень оплаты труда. Например, машинист локомотива, работающий на железной дороге австралийских ГОКов, зарабатывает около $240 тыс. в год, а работник, занятый в добыче полезных ископаемых – от $150 тыс. По оценкам австралийских властей, к 2020 году стране потребуется 86 тыс. рабочих для индустрии. Это сильно влияет и будет влиять на миграционные настроения украинцев.

gmk.center