Большой цикл: как долго могут расти мировые цены на сырье(c) shutterstock

Быстрое восстановление мировой экономики и рост цен на сырье внушает экономистам излишний оптимизм

Бодрые темпы восстановления мировой экономики после кризиса 2020 года и дефицит многих видов сырья заставил некоторых довольно влиятельных экономистов заговорить о начале нового суперцикла. Речь идет о длительном периоде, когда происходят значительные структурные изменения экономики, а цены на сырьевые товары – продукцию АПК, нефть, газ и др. – растут в течение лет или даже десятилетий. За минувшие 100 лет в мире было четыре подобных суперцикла. Фаза роста последнего из них наблюдалась в 1996-2008 гг.

К сторонникам этого видения можно отнести аналитиков инвестбанков Goldman Sachs и JPMorgan, а также ряда других структур. Они считают, что нынешний сырьевой бум может соперничать с последним суперциклом начала 2000-х годов. Тогда он был связан со стремительным развитием экономики Китая, а также Бразилии, России и Индии.

По мнению сторонников идеи суперцикла, его причины состоят в поддержании спроса посредством перераспределения ресурсов, климатических инициативах и изменениях в цепочках поставок. На финансовом уровне структурным изменениям будут способствовать мягкая денежно-кредитная и налогово-бюджетной политика, ослабление американского доллара и ускорение инфляции.

Сложно не согласиться с тезисом о грядущих структурных изменениях на фоне всех «черных лебедей» 2020-2021 гг. и начала зеленой трансформации. Правоту сторонников идеи суперцикла подтверждает и движение индекса Bloomberg Commodity Index. Он вырос на 6,8% с начала года и на 34,3% за последний год.

Динамика Bloomberg Commodity Index за год (март 2020 – март 2021)

Источник данных: Bloomberg

«Мы можем наблюдать предпосылки для нового сырьевого суперцикла. Это, в частности, ярко показал прошлогодний скачок цен на железную руду. В то время, когда весь мир входил во вторую волну коронавируса, в январе 2021 года цены на железную руду начали стремительно расти и достигли своего исторического показателя 2014 года – $170 за тонну. Такой рост связан с высоким спросом, прежде всего на китайском рынке. Там благодаря госстимулированию возобновились инфраструктурные проекты в сфере строительства жилья и дорог, которые требуют большого количества стали», – отмечает Ксения Орынчак, исполнительный директор Национальной ассоциации добывающей промышленности Украины (НАДПУ).

Хорошим базисом для таких ожиданий стало стремительное восстановление фондовых рынков после весеннего обвала и выход на максимумы во второй половине года. Многомиллиардные антикризисные вливания правительств многих стран мира уже стимулировали рост цен на сырье.

На подходе и второй за год пакет стимулирования экономики США на $3 трлн, которые Джо Байден хочет направить на развитие инфраструктуры, сетей 5G и сокращение выбросов.

Циклическая критика

Противники идеи суперцикла считают, что одновременный рост цен на разные виды сырья в течение длительного времени маловероятен. По их мнению, для масштабного роста спроса на сырье нет предпосылок в виде некоего глобального экономического драйвера вроде бурной индустриализации Китая и признаков быстрого роста мировой экономики (быстрое восстановление не тождественно быстрому росту).

Резкий выход из локдауна и разбалансированность всей мировой экономики в 2020 году привели к дефициту сырья и значительному дополнительному спросу, который невозможно было быстро удовлетворить. Это явно не выглядит долгосрочным фактором. Предполагается, что цены на значительную часть сырьевых товаров достигнут пика в 2021 году, так как предложение восстановиться после глобального окончания пандемии.

Кроме того, сложно рассчитывать на значительный рост стоимости нефти (кроме как во время каких-то катаклизмов и форс-мажоров) на фоне резкого увеличения производства и продаж электромобилей и перехода на возобновляемые источники энергии. Поэтому очевидны признаки снижения потребления нефти в долгосрочной перспективе.

Еще одним доводом против идеи суперцикла служит определенная зависимость между ростом цен и уровнем стимулирования властями Китая своей экономики. В конце прошлого года общий госдолг Поднебесной достиг 285% от ВВП. И вот появляются первые предпосылки, что Китай будет делать ставку на не экономический рост любой ценой, а на недопущение увеличения госдолга. Экономическое стимулирование снизится, что ставит под сомнение саму возможность суперцикла.

Рост цен на металлы – важный критерий наличия суперцикла. Однако ситуативный и даже форс-мажорный всплеск спроса на железную руду и сталь и не менее временный дефицит металлопродукции в 2020 году – слабое основание для суперцикла применительно к продукции горно-металлургического комплекса. Ведь цены на продукцию ГМК и так на локальных максимумах.

Даешь металлы

В условиях структурных изменений мировой экономики неизбежно будет возникать дефицит ряда металлов, которые задействованы в производстве электромобилей и технологий альтернативной энергетики. Предложение не будет поспевать за спросом. Причем рост спроса и цен на никель, кобальт, литий, медь и редкоземельные металлы начался задолго до коронакризиса.

«Человечество переживает новую энергетическую революцию. Это, в свою очередь, формирует спрос на кобальт, медь, литий, никель и т.д. Эти так называемые батарейные металлы будут своеобразным драйвером на рынке сырья. Кроме того, что они формируют высокий спрос, они еще являются критическими, и, соответственно, ими интересуются многие страны, в первую очередь ЕС и США. По оценкам различных экспертов, спрос на них в 2030 году возрастет втрое. Минимум на столько же ожидается и рост цен», – говорит Ксения Орынчак.

По оценкам компании Wood Mackenzie, резкое снижение выбросов возможно только в рамках новой технологической модели, которая потребует кратного увеличения производства алюминия, меди, никеля, кобальта и лития. На их добычу и производство потребуются инвестиции в размере примерно $1 трлн в ближайшие 15 лет. Это вдвое больше, чем было инвестировано в горнодобычу и цветную металлургию за последние 15 лет.

По подсчетам ассоциации EUROFER, переход на безуглеродные технологии только европейским металлургам обойдется в €144 млрд до 2050 года. Другими последствиями станут рост потребности в электроэнергии в семь раз и увеличение себестоимости выплавки стали на 35-100%.

Новая глобальная зеленая политика очень дорого обойдется всем, кто будет ее внедрять. Современные добывающие технологии никак нельзя считать экологически чистыми. И увеличение добычи руд и производства цветных металлов приведет к росту выбросов. Таким образом, чтобы сократить выбросы, придется добиваться всеобщего их снижения по всей цепочке добычи и переработки.

Иными словами, огромные инвестиции, дефицит металлов, увеличение их стоимости и последующий синхронный рост себестоимости всей другой продукции и услуг могут существенно усложнить достижение климатических целей.

Что пойдет в рост?

С учетом остающегося на рынке большого числа неопределенностей и сложившейся ситуации можно говорить о том, что предпосылки для суперцикла есть, но они, скорее всего, коснутся отдельных видов сырьевой продукции.

«Сегодня есть предпосылки для сырьевого суперцикла, но не для всех видов сырья. Например, на рынках сырья для производства электрических батарей – да, на рынке ископаемых видов топлива – вряд ли. На рынке драгоценных металлов – возможно, так как это защита от инфляции. А вот на рынке черных металлов – маловероятно, так как в ближайшие годы ожидается слабый рост спроса», – считает Андрей Тарасенко, главный аналитик GMK Center.

Впрочем, единства во мнениях экономистов по поводу того, какие металлы вырастут в цене, а какие нет, также не наблюдается. По оценкам западного ресурса Оilprice.com, в ближайшие год ожидается скачок цен на нефть, медь и литий.  В свою очередь международный трейдер Glencore будет увеличивать инвестиции в медь, никель и кобальт. Тем временем часть международных инвесторов уже отказались от операций и финансирования проектов в сфере добыче ископаемых – нефти, газа и угля.

Как писала Financial Times, для достижения Евросоюзом своих климатических целей потребуется в 18 раз больше лития и в 5 раз больше кобальта уже к 2030 году. К 2050 году «аппетиты» будут куда больше – потребности в литии вырастут в 60 раз, в кобальте – в 15.

Прогнозы цен на сырье в 2021-2024 гг., $ за тонну

 20202021202220232024Долгосрочный прогноз
Никель137891500014000140001400015000
Медь618172006700670067006700
Цинк237625002200210021002100
Алюминий170119501850185019001900
Золото, $ за унцию177116001400120012001200
Коксующийся уголь123135135140140140
Энергетический уголь, Австралия617266666663
Железная руда, Китай10812590807070

Источник данных: Fitch (прогноз на февраль 2021)

Пока Fitch ожидали в текущем году цены на медь и никель на уровне $7,2 тыс. и $14 тыс., аналитики BofA осенью 2020 года прогнозировали $7,6 тыс. и $13,7 тыс. за тонну. Самую большую перспективу из всех металлов в BofA видели в рынке меди: каждый электрокар содержит в 3-4 раза больше меди, чем обычный. Однако уже конце марта текущего года цены на медь и никель достигли $8,95 тыс. и $16,3 тыс. за тонну. Таким образом, любые ожидания роста цен на важные металл могут быть перечеркнуты реальностью.

В любом случае зеленая трансформация принесет большие изменения на рынок металлов. Это очень похоже на новый технологический этап, на который развитые страны готовы выделить сотни миллиардов долларов. Это приведет к перераспределению спроса между различными видами сырьевых товаров.  При этом важно делать поправку на форс-мажор. В 2020-2021 гг. мировой экономикой правили именно непрогнозируемые факторы.

Что Украине?

Всем украинским сырьевым экспортерам хотелось бы услышать о радужных перспективах цен на их продукцию. Возможный суперцикл будет на пользу Украине, у которой значительная часть экспорта относится к сырью или продукции с низкой степенью обработки.

Именно благодаря высоким ценам на железную руду на протяжении всего прошедшего года и на стальную продукцию в его конце показатели украинского экспорта и всё, что с ним связано (бюджетные поступления, внешнеторговый и платежный балансы и т.п.), оказались в лучшем положении, чем могли бы. Впрочем, многие аналитики давно, но пока «безуспешно» прогнозируют падение цен на железную руду в долгосрочном периоде.

С другой стороны, Украина зависима от динамики сырьевых рынков и как потребитель нефти и газа. В прошлом году Украина увеличила импорт нефти и нефтяного сырья на 57,5% – до 1,25 млн т на сумму $409,2 млн. При этом импорт газа в Украину снизился на 20% – до 9,2 млрд куб. м.

Улучшение экономической ситуации в мире приведет к росту спроса на энергоносители и цен на них, что грозит ухудшением платежного баланса страны. С другой стороны, рост цен на товары украинского экспорта будет компенсировать потери экономики от подорожания энергоносителей. Таким образом, общий баланс в 2021 году может существенно не измениться.