Торговая война Китая и США - shutterstock

По последним прогнозам, дефицит бюджета США к 2020 году превысит $1 трлн

«То, что начиналось как небольшая торговая схватка между США и Китаем, на глазах превращается в полномасштабную торговую войну», — пишет в своей колонке для Project Syndicate лауреат Нобелевский премии по экономике, профессор Колумбийского университета и главный экономист Института Рузвельта Джозеф Стиглиц. Автор задается вопросом, к чему приведет эта война (кроме того очевидного факта, что проиграют в ней все).

Во-первых, подчеркивает Стиглиц, макроэкономика всегда первична: если внутренние инвестиции в Соединенных Штатах будут и дальше превышать сбережения, то стране придется импортировать капитал. Торговый дефицит будет большой.

Тем временем на фоне снижения налогов, введенного в конце прошлого года, дефицит бюджета тянется к новому рекорду — по последним прогнозам, к 2020 году он превысит $1 трлн. Это означает, что дефицит торгового баланса США почти наверняка будет увеличиваться, независимо от результатов торговой войны. (…)

Сконцентрировавшись исключительно на торговом дефиците с Китаем, Трамп таки добьется улучшения двустороннего баланса — вместе с пропорциональным повышением дефицита в торговле с другими станами. Возможно, США будут продавать Китаю больше газа и покупать меньше стиральных машин, но при этом они будут продавать меньше газа в другие страны и покупать стиральные машины или что-то еще у Таиланда или другой страны, избежавшей гнева американского президента, объясняет экономист. (…)

«У США есть проблема, причем это не Китай. Проблема у них внутренняя — слишком мало сбережений», — считает эксперт. Трамп, как и многие его соотечественники, очень недальновиден. Если бы он разбирался в экономике и был дальновиднее, то сделал бы всё возможное, чтобы увеличить национальные сбережения страны. Это, к слову, сократило бы многосторонний торговый дефицит. (…)

Если же цель Трампа в том, чтобы не допустить реализации программы «Сделано в Китае — 2025», принятой КНP в 2015 году для сокращения разрыва в доходах с передовыми странами, то он почти наверняка проиграет. Более того, действия Трампа усилят стремление китайских лидеров активизировать развитие инновации у себя в стране ради достижения технологического превосходства. Китай решит, что полагаться им не на кого, а США вообще враждебно к ним настроены.

«Если страна вступает в войну — торговую или какую-то еще — она должна быть уверена, что во главе у нее стоят хорошие генералы, с четко определенными целями, жизнеспособной стратегией и народной поддержкой», — продолжает Стиглиц. Именно в этом разница между США и Китаем кажется особенно разительной. Ни одна страна не имеет более неквалифицированной экономической команды, чем Америка. Более того, большинство американцев не поддерживают торговую войну. (…)

Трамп уже показал, как он реагирует, когда раскрывается его ложь или когда его политика терпит неудачу — он продолжает стоять на своем с двойным упорством. Китай неоднократно предлагал варианты, при которых Трамп мог покинуть поле битвы, объявив о победе и сохранив лицо. Но он отказывался. Возможно, нам помогут другие его черты: то, что внешнее для него важнее сущности, его непредсказуемость или любовь к политике «большого человека». (…)

Как бы там ни было, мир, втянувшийся в его глупую торговую войну, уже не будет прежним: он станет более непредсказуемым и закрытым, менее уверенным в верховенстве закона, подчеркивает эксперт. Трамп изменил мир навсегда, причем к худшему. Даже с наилучшими возможными результатами единственным победителем этого всего будет Трамп — его раздутое эго раздуется еще больше.

Оригинал