Реализации программ энергосбережения мешает ряд барьеров(с) shutterstock

Для масштабной энергомодернизации крупным предприятиям нужны финансовые и налоговые стимулы

Отлично, что государство начало обращать внимание на вопросы энергоэффективности промышленности. И металлурги, и промышленность в целом это приветствуют.

Слишком долго в Украине под энергоэффективностью и энергосбережением понимали исключительно «тёплые окна». В европейских странах уже 20 лет системно занимаются этими вопросами, поэтому отставание у нас колоссальное.

Когда мы говорим, что в Украине в 2019 году энергоемкость ВВП составила 0,232 кг нефтяного эквивалента (по данным Global Energy Statistical Yearbook), и это втрое больше, чем в Польше, и в два раза превышает среднемировой показатель, мы должны понимать, что это не наша промышленность плохая. Просто другие страны уже давно и целенаправленно работают над энергоэффективностью.

В законодательствах трёх промышленных лидеров – США, Европы и Китая – энергосбережению в промышленности уделяется огромное внимание. Об этом можно судить, например, по числу мер и политик в Европейском Союзе, направленных на энергосбережение и энергоэффективность в промышленности:

  • в Германии – 30 мер;
  • во Франции – 14;
  • в Великобритании – 13;
  • в Нидерландах – 9.

В среднем на страну ЕС приходится по 10 всевозможных мер для стимулирования энергосбережения в промышленности.

По данным представителей бизнеса, начиная с 2000 года в ЕС было поддержано и в значительной степени профинансировано государством более тысячи проектов на общую сумму свыше €400 млрд по направлениям «Защита природной среды», «Энергосбережение» и «Энергоэффективность». В том числе – в рамках промышленной экомодернизации.

Украина остро нуждается в повышении энергоэффективности своей промышленности. Но государственные меры должны четко делиться на две категории: повышение энергоэффективности и энергосбережения крупных предприятий и всех остальных. Так делается во всем мире. Крупные, энергоёмкие предприятия, таких отраслей как топливно-энергетический комплекс, металлургия, химия, целлюлозно-бумажная промышленность, цементная промышленность, несут очень большие затраты. Небольшие проекты, вроде замены светильников на энергоэффективные, все спокойно реализуют сами. Но для масштабной экомодернизации крупные предприятия нуждаются в помощи государства. Эта помощь должна выливаться в финансовые и налоговые стимулы. Например, это могут быть государственные гарантии или компенсации процентов по кредитам, взятым на экомодернизацию. Или налоговые льготы.

В Украине энергоэффективность тесно связана с декарбонизацией. Чем меньше условное предприятие потребляет электроэнергии на тонну своей продукции, тем меньше выбросов СО2 оно продуцирует. Структура генерации у нас такова, что электроэнергия оставляет большой карбоновый след. Поэтому если государство заинтересовано реализовать свои обязательства по Green Deal, то оно должно действовать, как в Европе. Не только говорить: «Завтра все должны поставить фильтры и внедрить водородные технологии». Нет, оно должно помогать предприятиям системно внедрять технологии энергосбережения или перестраивать основные производственные процессы для уменьшения энергозатрат на единицу продукции.

Почему помощь государства в этих вопросах так важна? Потому что реализации программ энергосбережения мешает ряд барьеров.

Первый – это недостаточно быстрые сроки окупаемости таких инвестиций. Участие государства помогает сократить эти сроки.

Вторым барьером является недостаток финансирования. Здесь, опять-таки, может помочь государство – гарантиями или компенсацией процентов.

И третьим барьером является неопределенность в отношении того, каким будет размер экономии энергии. То есть на старте таких проектов не всегда понятно, какой именно процент экономии они дадут.

Кроме масштабных затратных проектов по энергомодернизации производственных процессов, есть еще одно большое направление повышения энергоэффективности – энергосбережение, уменьшение потерь.

Общей проблемой энергоэффективности всей украинской промышленности является отсутствие подробных и объективных данных по энергопотреблению по отдельным подразделениям, участкам, этапам оборудования. Для того чтобы эти данные были, требуются очень высокая степень автоматизации процессов и наличие счетчиков.

Таким образом, важным направлением энергосбережения для Украины становится диджитализация производства. То есть автоматизация управления различными системами распределения, электронагрузки, вентиляционными системами и так далее. Это дает очень серьезную экономию.

Кроме того, экономию можно получить за счет уже традиционных мер по установке энергоэффективных светильников, по теплоизоляции.

Для Украины важность тематики энергосбережения будет только расти. Продолжат дорожать энергоносители, и в результате будет увеличиваться доля энергозатрат в структуре себестоимости компаний.

Есть типы производства, где электроэнергия напрямую влияет на себестоимость. Например, это электросталеплавильные заводы. Сама жизнь заставляет такие предприятия стать лидерами по внедрению энергосберегающих технологий. Но, к сожалению, и здесь Украина по энегоэффективности отстает от среднемировых параметров. Если в мире в среднем расходуется 400 кВт на производство тонны стали, то у нас – 600-800 кВт.

То есть Украине есть над чем работать. Главное, чтобы мы в своей работе руководствовались не только европейскими требованиями, но и европейским опытом.

Оригинал материала опубликован здесь.