Новые вызовы зеленой трансформации(c) shutterstock.com

Зеленая трансформация подразумевает полную перестройку всех цепочек создания добавленной стоимости

Самым важным мировым трендом сейчас является устойчивое развитие и уменьшение влияния промышленности на окружающую среду. Речь идет о гармонизации социальных, экономических и экологических факторов. Отсюда следует курс на декарбонизацию, то есть на уменьшение выбросов СО2, влияющих на изменения климата.

Фактически этот тренд затрагивает все цепочки производства. Поэтому мировые экономисты говорят не об экологичных технологиях и экологической модернизации, а о зеленой трансформации экономик. Это ключевой стратегический вопрос, который стоит перед каждой страной, перед каждым регионом и перед каждой компанией.

Что такое зеленая трансформация?

1. Декарбонизация – глобальный тренд

Это очень важно для металлургии, хотя ее доля в мировых выбросах СО2 не так уж и велика – 5-6%. Поставленные цели по углеродной нейтральности создают риски для бизнеса металлургических компаний, так как необходимые технологии только на этапе R&D. Но покупатели требуют экологически чистый, «зеленый» продукт. Инвесторы требуют устойчивости бизнеса в долгосрочной перспективе, готовности к тем рискам, которые создает декарбонизация.

Несколько автомобильных производителей уже говорят о том, что они хотят закупать только зеленую сталь, то есть сталь с низким выбросом углерода. Например, если компания хочет быть поставщиком BMW более чем на €20 млн в год, она должна заполнить огромную анкету. В том числе рассказать, какую энергию она использует, какие вредные вещества выбрасывает, как сильно она и ее поставщики декарбонизированы. Это тот случай, когда производственную политику производителей будут формировать клиенты в Европе, потребляющие зелёную сталь.

2. Неготовность инфраструктуры к росту доли чистой электроэнергии

Конечно же, в ближайшие лет 10 будут освоены более прогрессивные методы производства стали. Прогнозируется, что к 2050-2070 годам 50-70% производства стали, по разным оценкам, будет приходиться на электрометаллургию, еще часть – на водородные методы и электролизное производство стали. Но все эти новые методы производства подразумевают большее потребление электроэнергии. На тонну стали будет потребляться в 3,5-4 раза больше, чем сейчас. И тогда мы будем говорить о ещё одном новом вызове, когда уже инфраструктура ни металлургических компаний, ни регионов, ни стран не будет готова к этому.

Мы понимаем, что сегодня к декарбонизации не готова ни металлургия, ни сектор электроэнергетики. И результатом того, что производится недостаточное количество чистой электроэнергии, станет рост цен на электроэнергию. И все ожидают, что доля электроэнергии в структуре себестоимости вырастет до 20-30% во всем мире.

Если раньше производители стали выстраивали вертикальную интеграцию с производителями сырья и с угольщиками, смотрели на логистику: хотели быть поближе к портам и к железной дороге, то сейчас более важным аспектом станет интеграция с производством зеленой, возобновляемой электроэнергии. Например, с производством водорода, чтобы быть частью устойчивой цепочки поставок.

3. Доступность лома

Самый простой и доступный на сегодня способ сократить выбросы – развитие циркулярной экономики. Для металлургии – это большее использование вторсырья, стального лома. Для Украины это еще один вызов, связанный с доступностью лома, так как у нас наблюдается его дефицит из-за слабых инвестиционных процессов в экономике. В Европе, напротив – избыток лома, ЕС – крупнейший его экспортер. Но и там, понимая важность вопроса снижения выбросов, всерьез подумывают об ограничении экспорта этого вида сырья. То есть если ЕС ограничит экспорт лома, то его цена на международном рынке, и в Украине в том числе, может оказаться гораздо выше, чем в ЕС. Это разрушит нашу модель работы, ведь наш основной рынок – это Европа, а наши европейские конкуренты будут иметь возможность покупать лом дешевле. Аналогичная тенденция с ограничением экспорта лома сейчас и в России. Китай, долгое время не закупавший лом за рубежом, начал стимулировать импорт. Началась борьба за новый «зеленый» ресурс, и в этой борьбе у Украины не лучшие возможности.

4. Рост цен на стальную продукцию

Тут возникает ещё один новый интересный вызов. Это рост цены. Мы уже видим: и мир, и Европа были не готовы к росту цен. Но при этом все прекрасно понимают: зеленая сталь будет дороже, поскольку потребует инвестиций в чистую электроэнергию, в инфраструктуру и в новые технологии, которые, по разным оценкам, могут составить до $1000 на тонну. И в этом плане процесс декарбонизации должен быть созидательным, а не деструктивным. В процессе трансформации он должен будет создать новую цепочку, которая позволит внедрять инновационные технологии, осваивать инвестиции, заботиться об окружающей среде. И при этом давать рабочие места, а не закрывать их, потому что мы знаем: разница между новыми и старыми технологиями всегда заключается в количестве рабочих мест.

То есть один тренд декарбонизации формирует очень много вызовов. И при этом нужно понимать, что Украина как государство идет в фарватере европейских тенденций. На государственном уровне официально заявлено, что мы хотим быть частью Green Deal, или зеленого вектора, как его ещё называют.

Вариантов у Украины нет. Нам надо идти по этому пути, но при этом не потерять, а создать для себя новые возможности. У нас они есть. Мы потенциально близки к Европе. Украина – европейски ориентированный производитель. И мы можем быть хорошим «зеленым» партнером для Европы во всех сферах, опередив другие страны. Потому что Украина разделяет и европейские климатические цели, и европейский зеленый курс.

Подробнее тема зеленой трансформации будет обсуждаться 14 июля на Международном форуме «Декарбонизация стальной индустрии: вызов для Украины».

Зарегистрироваться на мероприятие можно по ссылке.