Віктор-Галасюк - gmk.center

Сегодня у власти нет адекватной промышленной политики, считает народный депутат

Усилившийся протекционизм и торговые войны последних лет сильно изменили глобальный экономический ландшафт. Теперь за место на рынке конкурируют не столько отдельные компании, сколько целые государства. К сожалению, Украина занимает в этих процессах, скорее, позицию наблюдателя. А стоило бы активнее защищать интересы национальной промышленности. Как это делать и что уже предпринимается в данном направлении? Об этом корреспондент «ГМК-Центра» побеседовал с ключевым спикером парламента по вопросам защиты и развития отечественной индустрии – Виктором Галасюком, главой Комитета Верховной Рады по промышленной политике и предпринимательству.

Виктор Валерьевич, недавно вы заявили о том, что импорт черных металлов в Украину вырос на 25% и предложили провести по этому поводу экономическое расследование. Как, по вашему мнению, рост импорта металлопродукции скажется на украинском ГМК? Какова вероятность проведения такого расследования?

Все верно. Наблюдается тенденция на вытеснение украинских производителей с внутреннего рынка металлопродукции – не говоря уж о внешних. Это серьезный удар по промышленности и экономике Украины. Реакция государства в этой ситуации должна быть адекватной: мы обратились к правительству с требованием провести спецрасследование и принять необходимые превентивные меры.

Правительство обязано провести такое расследование по вашему запросу или окончательное решение остается за ними?

Это ответственность исполнительной ветви власти. Мы, как народные депутаты, будем держать этот вопрос на парламентском контроле. Должен быть официальный ответ премьер-министра и правительства. Я считаю, что правительство, безусловно, должно выполнить наше требование.

Украинская металлургия очень чувствительно реагирует на торговые ограничения, которые прокатились по миру в этом году. Достаточно ли хорошо государство отстаивает позиции украинского бизнеса на международной арене?

Сегодня мы не видим профессиональной, адекватной по содержанию и оперативной по срокам реакции власти и правительства на вызовы, о которых вы говорите. Другие государства активно защищают свои торговые интересы, борются за рынки, за сырье, за рабочие места, за инвестиции. Украина в этой борьбе выступает, скорее, наблюдателем, чем активным игроком.

Одна из ключевых проблем украинского ГМК – сильная зависимость от экспорта. Внутри государства очень низкий спрос на металлопродукцию. Что делает государство для активизации внутреннего спроса?

Есть две ключевые составляющие, которые позволят развить внутренний рынок металлопродукции в Украине. Первое – дать приоритет украинским производителям при госзакупках, перестать покупать за средства налогоплательщиков те товары, которые Украина производит или может производить сама. Это называется умным импортозамещением (Для этого мы разработали и провели в первом чтении законопроект «Купуй українське – плати українцям»). Второе – существенно увеличить внутренний рынок через реализацию масштабных инфраструктурных и строительных проектов.

Это хорошо, но делаются ли в этом направлении какие-то реальные шаги?

Сегодня у власти, по сути, нет адекватной промышленной политики. Их решения точечные и неэффективные. Они заботятся, прежде всего о том, как взять кредиты у МВФ и удержаться у власти.

Кто должен быть голосом промышленности во власти? Кто должен заниматься всеми этими вопросами?

Вопросы промышленности для любой страны, в том числе для Украины, настолько важны, что ими должны заниматься все высшие должностные лица, начиная с главы государства, премьер-министра, министров экономики, финансов и т.д. Но чтобы сделать эту работу максимально эффективной, мы инициировали создание Министерства промышленности и инноваций. Комитет промполитики и предпринимательства поддержал это решение и рекомендовал парламенту безотлагательно принять соответствующее постановление.

В правительстве и парламенте есть политическая воля для создания такого министерства?

Надеюсь, в парламенте мы найдем соответствующую политическую волю, и заставим правительство сделать этот шаг. Аграрное министерство есть, а промышленного – нет. Это существенный дисбаланс, который на организационном, управленческом уровне консервирует сырьевую структуру нашей экономики. Не уделяя внимание развитию промышленности, власть все больше консервирует аграрно-сырьевую специализацию нашей экономики.

То есть вы не согласны с утверждением, что украинская экономика может подняться на том же агросекторе и IT?

Я думаю, что это ошибочное предположение. Ни одна страна, на мой взгляд, не может быть успешной без сильной промышленности. Это доказано и мировым опытом, и всей историей экономической политики. Аграрная специализация экономики – это гарантия бедности, зависимости и второстепенности страны на мировой арене.

Какие отрасли промышленности в Украине, по Вашему мнению, могут «выстрелить»?

Машиностроение, агропереработка и пищепром, альтернативная энергетика, фармацевтика. Нужно также развивать IТ и другие креативные индустрии, медицинский туризм. Есть много недооцененных отраслей даже среди «традиционных» – деревообработка, например. Поляки зарабатывают $28 млрд в год на своем лесе, а украинцы на порядок меньше – всего $2,5 млрд. А площадь наших лесов одинакова!

Почему мы до сих пор остаемся сырьевой экономикой? Умеют ли украинские производители выходить на внешние рынки и делать конкурентную продукцию без помощи государства?

Сегодня в мире конкурируют не только и не столько компании, сколько государства. Успех промышленности – это всегда одновременная, слаженная командная игра производителей и государства. Украина сегодня в этом плане очень слаба. Иногда она даже мешает своим производителям и промышленникам. В этом-то и заключается проблема – невозможно научиться хорошо плавать, если у тебя в бассейне нет воды.

Ваша партия проголосовала против законопроекта №9260 об увеличении экологического налога. Вместе с тем, экологическая ситуация в промышленных регионах страны порой является критической. Как государство должно решать эту проблему?

Думаю, нужно не давить на производителей, а создавать стимулы для экологической модернизации. Если делать по уму, то львиная доля того же экологического налога должна возвращаться обратно на промышленные предприятия в виде целевого финансирования экологической модернизации. Через год вредные выбросы были бы уже меньше, соответственно сокращались бы и выплаты по экологическому налогу. А так, по сути, имеем увеличение фискального давления без реальных положительных результатов для экологии.

Вы часто говорите о необходимости лоббирования доступа украинской металлопродукции на внешние рынки. Как государство может это делать, предприняты ли конкретные шаги?

Для этого есть специальный механизм – экспортно-кредитное агентство. Закон о его создании, разработанный командой Радикальной партии, принят в Украине еще два года назад. Он предусматривает создание института, который удешевляет кредиты для украинских производителей, поставляющих свою продукцию на экспорт. Причем речь идет исключительно о несырьевой продукции. Экспортируешь зерно, кукурузу, руду или любое другое сырье – никакой поддержки со стороны государства. Экспортируешь турбины, самолеты, вертолеты, вагоны, трубы, то есть, готовую продукцию – получаешь от государства страхование экспортных контрактов и даже прямую компенсацию процентной ставки по кредитам. Это позволит сделать продукцию украинской промышленности более конкурентной на внешних рынках. Например, белорусскую агротехнику продают в Украине именно по такой схеме. Практически все наши соседи лоббируют своих производителей за рубежом.

Когда ожидать создания такого агентства?

Мы берем этот вопрос на парламентский контроль. Будем информировать о его продвижении и производителей, и общественность. Мы, безусловно, создадим экспортно-кредитное агентство. Но, возможно, для этого придется сделать серьезные кадровые изменения в правительстве, которые, думаю, станут возможны в ближайшее время.

О каких кадровых изменениях идет речь?

Я надеюсь, что на выборах украинцы скажут свое слово и выберут ту власть, которая будет поддерживать, защищать и развивать украинскую промышленность, а не играть против украинских производителей и предпринимателей.

Можете ли вы подвести итоги года для промышленности и ГМК с точки зрения регуляторной политики? Какие решения приняты или не приняты? Какие главные задачи на следующий год?

Первоочередной задачей считаю принятие промышленного пакета реформ. Это законопроект «Купуй українське – плати українцям», принятый в первом чтении, который мы вместе с ФРУ, УСПП и другими объединениями производителей и экспертами готовим ко второму чтению. Законопроекты об индустриальных парках приняты в первом чтении – нужно принимать в целом. Третья стратегическая инициатива – закон о бесплатном присоединения к инженерным сетям. Он снимет один из крупнейших барьеров на вхождение в украинскую экономику. Четвертое – запуск экспортно-кредитного агентства. Это то, что нужно делать в первую очередь. Эти четыре промышленные инициативы позволят ускорить рост экономики с 2-3% до 7-8%. А это значит больше рабочих мест и более высокие зарплаты украинцев, а также более низкая инфляция и меньше иностранных кредитов.