Исполнительный директор Европейской Бизнес Ассоциации – о перспективах установления единых правил игры для бизнеса

Наиболее влиятельное и крупнейшее объединение украинского бизнеса – Европейская Бизнес Ассоциация (ЕБА) – уже более 20 лет работает над решением важных для инвестиционного и бизнес-климата вопросов. Среди своих приоритетов в 2020 году объединение называет: противодействие теневой экономике, снижение налогового давления на легальный бизнес, внедрение принципов circular economy, гармонизацию законодательства Украины с нормами ЕС, обновление трудового законодательства, здравоохранение, содействие развитию международной торговли и поддержку инноваций, а также – стимулирование инвестиционной привлекательности Украины.

Корреспондент GMK Center пообщался с Анной Деревянко, которая с 2003 года занимает должность исполнительного директора ЕБА, об экономической политике новой власти, регуляторной деятельности государства и перспективах улучшения инвестиционного климата в Украине.

Как бы Вы охарактеризовали экономическую политику новой власти? Способствует ли она устойчивому развитию страны?

– Иногда сложно проследить, какой именно является экономическая политика государства. Сейчас я охарактеризовала бы ее, скорее, как направленную на либеральные отношения в экономике и максимальное устранение лишних регуляторных барьеров. И если такая политика продолжится, то, конечно, она должна стимулировать развитие в нашей стране бизнес-сообщества и предпринимательства в целом.

Если же спросить членов Европейской Бизнес Ассоциации, как они вообще воспринимают условия ведения бизнеса в нашей стране, то сегодня оценка находится, скорее, на нейтральной отметке – компании оценивают условия для ведения бизнеса не супернегативно, но и не суперпозитивно.

Какие факторы они считают отрицательными?

– Прежде всего это несправедливая система правосудия и не очень эффективно работающие правоохранительные органы. Собственно, эти две главные проблемы искажают условия ведения бизнеса в нашей стране. Они не позволяют иметь равные для всех правила игры. И это, разумеется, создает дополнительные проблемы и барьеры, которые не дают бизнесу в полной мере раскрывать свой потенциал.

Возьмем, например, проблему теневой экономики. Кое-где она достигает уровня 60-70%, а в некоторых случаях не превышает 10-15%. В целом же по стране, даже по данным государственной статистики, в «тени» находится 33-35% экономики. И это, конечно, касается проблемы выплаты зарплат в конвертах.

Можно ли назвать равными правила игры, когда один бизнес платит налоги (а значит, себестоимость его продукции или услуг увеличивается минимум на 40%), а другой не платит. Разумеется, если мы говорим об услугах, там налоги играют более существенную роль. Если же речь идет о производстве, там доля этих налогов в себестоимости продукции может быть меньше. Но в любом случае бизнес, который платит налоги, будет точно в неравных условиях по сравнению с бизнесом, который уклоняется от них.

Как вы считаете, у Украины есть шансы установить равные правила игры?

– Шансы есть всегда. Главное – желание и надлежащий контроль.

Кто должен осуществлять контроль в этой сфере: государство или бизнес-сообщество?

– Скажу на примере нашего бизнес-сообщества. Все компании, которые вступают в Европейскую Бизнес Ассоциацию, подписывают Кодекс этики и Кодекс поведения. Если нам становятся известны факты, что компания его нарушает, этот вопрос выносится на рассмотрение заседания членов правления, которые принимают дальнейшее решение. Но мы исходим из того, что Ассоциация, собственно, не является контролирующим органом. Мы не прокуратура, не правоохранительный орган.

Есть много государственных органов власти, задача которых – навести порядок и осуществлять контроль в этой области. Когда они работают недостаточно эффективно, тогда и возникают предпосылки к неравным правилам игры.

Я считаю, что у нас есть шанс выровнять эти условия. Но, с одной стороны, должны быть комфортные правила игры. То есть правила, которые будут стимулировать платить налоги: чтобы налоги были посильными, чтобы платить их было удобно. С другой стороны, должен быть и надлежащий контроль, чтобы эти налоги платили все.

Что позитивного происходит в экономической среде?

– Позитивной участники Европейской Бизнес Ассоциации называют, в частности, макроэкономическую стабилизацию, которая является таковой уже несколько лет подряд. Также они говорят о продолжающейся в нашем государстве валютной либерализации, о постепенном уменьшении регуляторных барьеров. В частности, но не исключительно, эти аспекты можно отметить как те, что улучшили наш инвестиционный климат по сравнению с тем, каким он был даже 7-10 лет назад. А главное – бизнес слышат и прислушиваются к нему.

Насколько динамично экономика Украины интегрируется в европейское пространство?

– В целом я охарактеризовала бы это движение как поступательно положительное. Если мы говорим о динамике, то сегодня, например, экспорт из Украины в страны Европейского Союза постепенно растет. Конечно, хотелось бы двигаться быстрее, но есть определенные барьеры, которые мешают бизнесу.

Что для этого нужно сделать?

– Можно было бы ввести в Украине определенные стимулы, которые ускорили бы темп. Например, проблемы, которые возникают сейчас с авторазрешениями на границах между Украиной и ЕС, должны быть устранены. Ведь сейчас это очень усложняет логистику, транспортировку в Евросоюз. Было бы хорошо, если бы парламент максимально быстро гармонизировал технические регламенты Украины в соответствии с требованиями Европейского Союза, европейские стандарты контроля, требования к маркировке и тому подобное.

Но, в конце концов, нельзя полагаться исключительно на правительство, парламент или президента. Надо понимать, что каждый из нас должен играть определенную роль. Если бизнес хочет экспортировать свою продукцию или услугу в Европейский Союз, то сам должен быть активным, производить конкурентоспособный продукт, находить рынки сбыта для своей продукции или продукта. Конечно, нужно знать язык. Ведь иногда даже язык является барьером в наших реалиях. И, конечно же, инвестировать время, усилия, чтобы пройти путь, иногда длинной в несколько лет, чтобы наладить процесс сбыта своей продукции на территории Европейского Союза.

Однако пока многие страны мира защищают свои внутренние рынки. Наше государство должно как-то помогать своему производителю?

– Мы недавно, например, начали разговор о промышленной политике вообще. Государству нужна политика, направленная на развитие промышленности, которая в течение последних месяцев демонстрирует спад. Эту тенденцию надо исправлять.

Как это сделать?

– Прежде всего нужно не мешать промышленникам и вообще бизнесменам вести их бизнес – если мы говорим о прозрачном бизнес. Кроме того, сделать всё возможное, чтобы фундамент, то есть экономический ландшафт, в нашем государстве стал лучше, удобнее для навигации. Сегодня мы имеем достаточно сложные для понимания и выполнения процедуры, регламенты и регуляторные акты.

Однако для начала нужно, чтобы эффективно заработала система правосудия. Это фундамент, который требует надлежащего ремонта.

Если мы хотим быть цивилизованным развитым государством и сравнивать себя с развитыми государствами Европейского Союза, США или азиатскими экономическими гигантами, то должны понимать, что фундамент в тех странах работает должным образом. Когда мы будем иметь фундамент, тогда и сможем вводить новые стимулы, которые уже эффективно работают в других странах.

Какие это стимулы, например?

– В других странах есть индустриальные парки, субсидии из государственного бюджета, поддержка кредитования, компенсация капитальных затрат и др. Список можно продолжать. Всё это можно делать, если мы будем полностью уверены в том, что распределение этих стимулов будет осуществляться честным и прозрачным путем.

Как бы Вы оценили в целом сегодняшнее состояние инвестиционного климата в Украине?

– Члены нашей ассоциации оценивают инвестиционный климат на 2,95 из 5, где 1 – это худший показатель, а 5 – наилучший. То есть можно сказать, что сейчас мы где-то посередине.

Достаточно ли делает государство для улучшения инвестиционного климата?

– В последнее время государство пытается делать многое из того, что предлагает бизнес. Некоторые инициативы она пытается принимать во внимание, даже имплементировать. Внедряется немало прогрессивных вещей. В то же время нет предела для улучшений. И, возвращаясь к предыдущему вопросу, – фундамент очень важная составляющая развития.

Конечно, сегодня некоторые говорят, что у нас выровнялась пропорция риска и вознаграждения. Сейчас, по сравнению с другими годами, можно иметь много риска, но и большое вознаграждение. Однако давайте будем честными друг с другом – очереди из инвесторов в нашу страну пока нет. Поэтому двигаться дальше нужно.

Почему ее нет?

– По банальным причинам: потому что нет этих фундаментальных изменений, касающихся защиты права, эффективной борьбы с коррупцией. У нас, к счастью, в последнее время нет шумных коррупционных скандалов. Однако нет и ощутимых сдвигов в борьбе с коррупцией.

Да, у нас есть улучшения в сфере регуляторных изменений. Есть определенная дерегуляция, нас слышат и прислушиваются во многих вопросах, касающихся различных аспектов налогообложения, таможенного дела, ритейла, агропромышленности и т.д.

Но как ассоциация мы постоянно слышим от бизнеса, что существенных изменений в системе работы правоохранительных органов и правосудия не происходит, а порой говорят и об ухудшении.

Поэтому инвестор, который приходит сейчас в Украину, – это преимущественно финансовый инвестор. Стране же нужны более профильные инвесторы, которые будут, например, инвестировать в производство.

Какие отрасли могли бы заинтересовать таких инвесторов?

– Традиционно это сельское хозяйство, ИТ, инфраструктура, FMCG. По сравнению с другими странами, даже с Евросоюзом, у нас есть много свободных ниш. Можно много куда зайти и быть успешным.

Будет ли полезным для увеличения инвестиций открытие рынка земли?

– Люди в бизнес-среде считают, что надо открывать рынок земли. Потому что то, что есть сейчас, – это, собственно, теневой рынок. То есть рынок земли уже существует, но он не является привлекательным, он не является открытым. В то же время в условиях открытого рынка земли было бы больше конкуренции, больше инвестиций зашло бы на этот рынок.

Но вопрос в том, как его открыть, на каких условиях. Как сделать так, чтобы открытый рынок земле не отпугнул, а наоборот – привлек инвесторов.

Что для этого нужно?

– Мне кажется, не нужно слишком спешить, чтобы не навредить. Надо иметь очень четкий кадастр земельных участков, чтобы избежать большого количества конфликтов. Опять же, определить, сколько можно продавать, кому продавать и тому подобное. Все эти вопросы пока до конца не урегулированы.

Вы ознакомились с программой приватизации на этот год? Какие объекты там интересны с точки зрения привлечения инвестиций?

– Мы каждый год начинаем с программы приватизации. Но вопрос в том, сможем ли мы выполнить этот план. Надеемся, в этом году это удастся и запланированные объекты всё же будут проданы. Ведь мы в бизнес-сообществе рассматриваем вопрос приватизации даже крупных предприятий, во-первых, как эффективную борьбу с коррупцией. Кроме того, это могут быть дополнительные инвестиции в страну. Главное – кого мы приведем в качестве инвестора в то или иное предприятие.

Очевидно, что нам сегодня очень нужны яркие примеры инвестиций. Кроме того, не хватает должного продвижения интересов Украины за рубежом. Даже иностранцы говорят, что украинцы часто тяготеют к тому, чтобы критиковать свое государство. Мне же кажется, стоит ориентироваться больше на позитивные вещи и показывать хорошие стороны нашего государства и нашей инвестиционной среды.