shutterstock.com

Это была 11-я серьезная авария на дамбе хвостохранилища за последнее десятилетие

Прорыв дамбы на железорудной шахте компании Vale в бразильском городе Брумадинью – шокирующее и катастрофическое по своим последствиям происшествие. Но не единичное.

По данным американской некоммерческой организации World Mine Tailings Failures, это была 11-я серьезная авария на дамбе хвостохранилища за последнее десятилетие. Количество таких происшествий может увеличиться: «Без существенных изменений в законодательстве, регулировании и в самой отрасли, без внедрения технологий, которые снизили бы риски и повысили контроль на хвостохранилищах, по нашим прогнозам, может случиться 19 очень серьезных происшествий в период с 2018 по 2027 год», – говорят в организации. Имеется в виду, что это будут «очень серьезные» происшествия с точки зрения объема высвобожденных отходов, масштаба их распространения и количества жертв, к которому они приведут.

Добывающая промышленность пытается избавиться от имиджа «грязной» отрасли. И потребители, и инвесторы давят на производителей, чтобы те переходили на «чистые» технологии. Что же такое хвостохранилища, почему на них всё чаще случаются аварии и что в этой ситуации может предпринять отрасль?

gmk.center

Управление отходами

Хвостохранилища – самый распространенный способ управления отходами на добывающих предприятиях (будь то железная руда, золото или медь).

Для измельчения руды и извлечения из нее металла нужна вода. После обработки образуется водянистый шлам с различными минеральными частицами. Именно этот шлам хранится в хвостохранилищах и может привести к катастрофическим последствиям в случае прорыва дамбы.

«Если вода течет вокруг строений, да еще и подтапливает их, то хвосты могут эти строения разрушить», – говорится в совместном отчете Международной комиссии по крупным дамбам и Программы ООН по окружающей среде 2006 года.

Объемы шахтных отходов значительно превышают общие объемы материалов, обрабатываемых мировым строительным сектором, а некоторые хвостохранилища, «возможно, являются самыми крупными искусственными сооружениями на Земле», – отмечено в отчете.

Почему прорываются дамбы

Показательна разница между дамбами водохранилищ и хвостохранилищ. Водохранилища редко прорываются. «Это престижные сооружения, призванные приносить прибыль. Тогда как хвостохранилища строят для хранения ненужных отходов, причем, желательно, при минимальных затратах», – подчеркивается в том же отчете.

Но еще важнее, что «дамбы водохранилищ, как правило, возводятся сразу в полную высоту». А дамбы хвостохранилищ «строятся постепенно, на протяжении многих лет. За это время многое может измениться, например, может ухудшиться контроль за качеством строительства».

Хвостохранилище – это непрерывная работа. Его размер зависит от того, как долго и с какой пропускной способностью работает шахта. Кроме того, из-за колебания цен на добытый металл шахты порой останавливаются, а хвостохранилище нужно поддерживать всегда.

При этом срок эксплуатации шахт постоянно увеличивается. Это значит, что увеличивается объем хранящихся на них хвостовых отходов. Чем больше отходов, тем серьезнее последствия потенциальных аварий. […]

Экономические факторы

Все хвостохранилища уникальны. Технологии, применяемые на них, могут отличаться в зависимости от существующих рисков. Тем не менее есть два основных экономических фактора, которые влияют практически на все из них.

Первый фактор – снижение содержания руды в добытом сырье. Горнодобывающим компаниям приходится работать на старых месторождениях и, соответственно, прилагать больше усилий для добычи того же количества металла.

Классическим примером здесь является добыча меди. За последнее десятилетие содержание меди в мировых сортах медной руды снизилось с 2% (в первой половине ХХ века) до менее чем 1%. Это значит, что отходов в хвостохранилищах будет больше, а прибыль компаний – меньше. А значит, будет меньше денег и на хвостохранилища.

Второй фактор – цена. Пока цены на металл были высокими, компании наращивали производство, особенно на шахтах, которые испытывали проблемы с маржой (то есть там, где инвестиции в безопасность были на втором месте, по сравнению с генерированием денежного потока). Когда же цены снизились, инвестиции в безопасность начали уменьшаться. Крупные операторы, испытывавшие давление со стороны акционеров, уступили шахты с высокой себестоимостью добычи менее квалифицированным владельцам.

Zero failure

Программа ООН по окружающей среде и другие организации призывают внедрить по отношению к хвостохранилищам подход «zero-failure» («никаких прорывов». – «ГМК-Центр»). Важные составляющие такого подхода – контроль над проектированием дамб и регуляторный надзор.

Что самое главное, расходы на безопасность должны быть вынесены за скобки экономической целесообразности, то есть цена не должна быть определяющим фактором при управлении хвостохранилищами.

Иными словами, горнодобывающая промышленность должна радикально переосмыслить то, что она в настоящее время называет бесполезными «отходами» и вывести из эксплуатации наиболее рискованные дамбы – даже если это слишком затратно.

Если этого не будет сделано, новые аварии на хвостохранилищах – вопрос времени. И это больше, чем просто вопрос репутации.

Достаточно посмотреть на опыт центральноамериканского государства Сальвадор. В марте 2017 года здесь была полностью запрещена добывающая активность.

Решение властей получило широкую общественную поддержку, поскольку был риск, что новый рудник (золото и серебро) приведет к еще большему загрязнению воды в стране, которая и без того страдает от негативных экологических последствий работы шахт.

Сальвадор мог бы получить доходы от добычи, но, выбирая между золотом и водой, он предпочел последнюю.

Добывающая промышленность потеряла право работать в этой стране.

Если отрасль не остановит тренд роста числа катастроф на хвостохранилищах, Сальвадор станет не последней страной, которая ради здоровья своих граждан пожертвует налоговыми поступлениями.

Перевод и адаптация Илоны Македон

Оригинальную версию текста читайте здесь