глобальная сеть, подключенная через Азию, Китай, Японию. shutterstock

Рынки работают хорошо лишь тогда, когда одна сторона покупает больше, чем продает. Если запретить торговый дефицит, мировая экономика скатится к бартерной системе

«Последние радикальные сдвиги в электоральных настроениях жителей западных стран – от голосования за выход Британии из ЕС до избрания Дональда Трампа президентом США и укрепления позиций популистских партий в таких странах как Германия и Италия – часто связывают с негативным воздействием глобализации. Но глобализация не заслужила такого отношения», – пишет почетный профессор Йельского университета и специальный советник премьер-министра Японии Синдзо Абэ Коичи Хамада в колонке для Project Syndicat.

Автор признает, что некоторые группы людей действительно могут оказаться в весьма затруднительном положении из-за воздействия глобализации. Особенно уязвимы те, кто конкурирует с приезжей рабочей силой. Часто иммигранты готовы работать за меньшую заработную плату, снижая таким образом заработки местных, особенно в сегменте низкоквалифицированных работ. Офшоринг, тем временем, позволяет компаниям перемещать, скажем, производственные операции в страны с более крупными пулами дешевой рабочей силы.

люди-идут-в-шлемах-и-униформе-по-промышленному-предприятию-shutterstock.com

В целом же, подчеркивает Хамада, глобализация, если она включает в себя свободную торговлю и хотя бы частичную открытость к миграции, действует во благо, поскольку улучшает общее благосостояние стран-участниц. Единственное, что необходимо для смягчения ее слабых сторон, – это эффективная политика перераспределения, в том числе хорошая система социальной защиты.

Проблема в том, отмечает эксперт, что мало где приняты такие эффективные решения. В результате растет недовольство среди людей, которые попадают под негативное воздействие глобализации. На этом фоне появляются политики, которые пользуются общественным недовольством и продвигают решения, прямо противоположные тому, что нужно было бы делать. Самый яркий тому пример – Соединенные Штаты Америки. Команда Трампа, по сути, рискует развязать торговую войну с Китаем, лишь бы угодить отдельным сегментам своего электората.

Тарифы, которые обещал ввести Трамп, направлены, в первую очередь, на сокращение двустороннего торгового дефицита с Китаем. «Кажется, американский президент не понимает, что рынки работают хорошо лишь тогда, когда одна сторона покупает больше, чем продает, и наоборот», – подчеркивает Хамада. Если запретить торговый дефицит, мировая экономика скатится к бартерной системе. Страны не смогут нормально пользоваться своими конкурентными преимуществами.

Более того, такое уже было. Тарифный закон Смута-Хоули 1930 года, который поднял американские пошлины на более чем 20 тысяч импортируемых товаров (до 50%), должен был защитить американских фермеров и предпринимателей. Вместо этого он спровоцировал ответные меры со стороны торговых партнеров Америки, что снизило объемы мировой торговли в промежутке с 1929 до 1934 года на 66% и окончательно ввергло США в Большую Депрессию. Не удивительно, что многие экономисты сегодня, включая меня, подписали обращение к американскому Конгрессу, сродни тому, что было написано в 1930 году.

Самое интересное, продолжает Хамада, что из дискуссий о торговом балансе часто выпадает одна очень важная тема – инвестиции. Так, в 2017 году профицит торгового баланса Японии по отношению к США вырос на 3,1% (до 69,7 млрд долларов), что вызвало недовольство со стороны Министерства торговли США. Но при этом никто не смотрел, на сколько за последние несколько десятилетий увеличились японские инвестиции в США.

 

Доллар-США-и-японская-иена-shutterstock.com

Инвестиции японских транснациональных корпораций, особенно в производственном секторе, создали в США в 2015 году 856 000 рабочих мест. Американским работникам было выплачено 72,2 млрд долларов компенсаций – больше только у Британии, которая создала 1,1 млн рабочих мест и выплатила 84,9 млрд долларов компенсаций. Между тем, инвестиции южнокорейских компаний создали лишь 45 000 рабочих мест, китайских – 38 000. Японские транснациональные корпорации являются ведущими инвесторами в десяти штатах США, включая Калифорнию, Кентукки, Небраску и даже промышленный пояс Огайо, где избиратели проголосовали за Трампа из-за нелюбви к глобализации. (…)

Люди слишком болезненно реагируют на некоторые негативные стороны глобализации, говорит экономист. Одна из причин тому – недостаточное понимание тех функций и выгод, которые она приносит. Свободная торговля, миграция и прямые иностранные инвестиции сулят долгосрочные выгоды для всех вовлеченных сторон. «Неужели мы позволим невежеству и политическому оппортунизму помешать их реализации?» – задается вопросом автор.

Полную версию колонки читайте здесь.