Рынок металлоконструкций всегда чутко реагировал на тенденции в сфере строительства и динамику обновления металлофонда страны. В этом смысле его можно считать надежным индикатором экономической активности в отрасли.

В предыдущие периоды участники рынка металлоконструкций связывали надежды на развитие прежде всего с активностью в нежилом строительстве и ростом интереса к возобновляемым источникам энергии. В 2020 году важным драйвером для производителей металлоконструкций выступило инфраструктурное строительство. Реализуемая государством программа «Большое строительство» позволила многим производителям конструкций уже сформировать портфель заказов на первый квартал нынешнего года. Пока есть основания полагать, что инфраструктурное строительство будет подпитывать заводы металлоконструкции в течение всего 2021 года.

Упрямые цифры

По официальным данным, производство металлоконструкций в Украине в прошлом году снизилось, что объяснимо с учетом падения экономики страны. Однако в действительности принять цифры Госстата за реальные сложно. Во-первых, в стране выросло потребление металлоконструкций благодаря программе инфраструктурного строительства. Во-вторых, в дальнейшем Госстат уточнит данные за 2020 год, и они могут вырасти в несколько раз по отношению к текущим. Последнее может совершенно изменить картину рынка.

По предварительным данным Госстата, производство основных видов металлоконструкций в Украине в 2020 году снизилось на 26,3% – до 346,5 тыс. т. По отдельным видам металлоконструкций была такая динамика:

Вместе с тем, по предварительным данным ассоциации «Украинский центр стального строительства» (УЦСС), общее производство металлоконструкций в 2020 году выросло на 6,5% – примерно до 147 тыс. т. Объем видимого потребления металлоконструкций вырос примерно на 10% – до 149 тыс. т.

Методологический аспект

Особенность учета объема производства металлоконструкций заключается в разном понимании их сути на уровне официального учета и в широкой номенклатуре продукции, которую можно отнести к металлическим конструкциям. Например, Госстат учитывает металлоконструкции по отдельным видам – сборные строительные и мостовые конструкции, башни и мачты, строительные леса и крепления для шахт, ворота шлюзов, резервуары и др. К металлоконструкциям можно отнести даже двери и окна.

В экспортно-импортной статистике металлоконструкции проходят по трем кодам (7308, 7309 и 9406). Непосредственно по коду «Металлоконструкции» (7308) проходит продукция, которая в статистике внутреннего производства считается отдельно: мосты и их секции, ворота шлюзов, башни и мачты, кровли, строительные фермы и даже окна и двери, а также их рамы.

Если глобально смотреть на отрасль, то разнообразие видов металлоконструкций усложняет их оценку. Каждому виду продукции свойственна своя конъюнктура, спрос и предложение. Однако для более узких целей необходимо использовать отдельные виды конструкций. Например, в выборке УЦСС представлены инфраструктурные составляющие: общестроительные и мостовые конструкции, резервуары (силосы элеваторов) и дорожные ограждения.

Еще одним моментом является «дооценка» (уточнение) Госстатом данных по прошествии времени. Например, в январе 2020 года были опубликованы данные производства за 2019 год, где по статье «Мосты и секции мостов из черных металлов» была приведена цифра в 2301 т. Однако в тех же, но уточненных данных, опубликованных осенью 2020 года, по этой позиции было указано уже 6598,7 т. При тех же обстоятельствах объем сборных стройконструкций в 2019 году «уточнился» с 44,9 до 71,2 тыс. т.

Сложность учета также состоит в том, что металлоконструкции могут изготавливать те, кто имеет соответствующие технические возможности, а их имеют почти все производственные предприятия в стране. Например, мостовые конструкции у нас изготавливают на судостроительных предприятиях.

Кроме того, одна из основных проблем рынка состоит в огромном количестве «производителей», которые полулегально, как могут, сваривают конструкции в полузаброшенных цехах многочисленных промзон или гаражах – так называемые гаражники. Они не столько портят статистику рынка, сколько составляют конкуренцию легально работающим производителям, демпингуя за счет низкой цены. Это приводит к появлению на рынке изделий плохого качества и в итоге негативно отражается на имидже всего рынка.

Год минувший

Согласно результатам опроса УЦСС, в прошлом году увеличение производства металлоконструкций показали 31% участников рынка, сокращение – 68%. Удельный вес заводов металлоконструкций, которые производят более 5 тыс. т конструкций в год, вырос на 5 п.п. – до 48%. При этом количество участников рынка с соответствующим объемом производства не изменилось. Удельный вес заводов с объемом производства менее 2 тыс. т сократился на 2 п.п. – до 17% – даже при росте номинального их количества. Таким образом, наибольший вклад внесли преимущественно крупные и средние компании. Причем первые из них наращивают свое рыночное присутствие.

В 2020 году происходило активное строительство портовых и линейных элеваторов. Также активно строились логистические центры, супермаркеты, различные промышленные цехи. Это будет продолжаться и в 2021 году, но в большей степени это касается логистических центров и линейных элеваторов, которых еще не хватает.

«Наше производство имеет два направления – металлоконструкции (каркасы зданий) и решетчатый оцинкованный настил. По первому направлению рост производства составил около 20%, по второму был небольшой спад. Мы работаем частично на экспорт, поэтому при закрытии границ по решетчатому настилу был спад», – рассказывает Виктор Койда, коммерческий директор Червоноградского завода металлоконструкций.

Несмотря на инфраструктурную поддержку, компании отрасли оценивают 2020 год как сложный.

«Прошлый год в целом оказался несколько сложным и нестандартным для рынка металлоконструкций. «Металл Инвест» оценивает общую емкость украинского рынка горячеоцинкованных конструкций в 2020 году в 39 тыс. т (без учета труб, импорта и холодного профилирования ЛСТК – легких стальных тонкостенных конструкций)», добавляет Елена Шульгина, заместитель директора по маркетингу ООО «Компания «Металл Инвест».

В определенной мере на рынок повлиял и весенний карантин. По словам Елены Шульгиной, приостановка на карантин в марте-мае 2020 года предприятий по изготовлению металлоконструкций привела к смещению весеннего всплеска активности на три месяца. Таким образом, в течение июня-ноября прошлого года наблюдался значительный сезонный спрос. Однако в связи с тем, что производство металлоконструкций имеет длинный цикл от заказа до монтажа, часть проектов была перенесена на весну текущего года.

«Прошлый год для нашего завода был неплохим. Мы работали над крупными проектами – как украинскими, так и экспортными. Можно было бы ожидать, что из-за карантина и кризиса объемы производства металлоконструкций сократятся, но, к счастью, процесс строительства продолжился. Мы ни на один день не останавливались. Некоторые контракты перешли на 2021 год, то есть заказы на первой квартал мы также имеем», – отмечает Виктор Койда.

Инфраструктурный рывок

Главным фактором роста рынка металлоконструкций в прошлом году стало инфраструктурное строительство. Общие вложения по этому направлению в 2020 году выросли на 15% – до 120,6 млрд грн.

«Ключевые производители металлоконструкций увеличили производство. Выросли и объемы импорта металла в Украину. Уменьшилось влияние коммерческого сектора недвижимости и жилищного строительства. Мы отмечаем существенное увеличение инфраструктурного строительства. Если посмотреть на рынок европейских стран, то, например в Польше, 50% заказов – это инфраструктурное строительство. И сейчас мы идем именно в этом направлении», – отмечает Вячеслав Колесник, исполнительный директор УЦСС.

По словам Елены Шульгиной, общую емкость рынка горячеоцинкованных конструкций строительного и дорожного направления в 2020 году «Металл Инвест» оценивает в 9,8 тыс. т (без учета импорта и холодного профилирования ЛСТК).

Ранее динамичное развитие одной из отраслей уже приводило к значительному росту производства металлоконструкций. Однако такая «благодать» продлилась сравнительно недолго.

«В период стремительного развития альтернативной энергетики массовое строительство солнечных и ветровых электростанций приводило к общему увеличению спроса на горячеоцинкованные конструкции до 60%. Но после октября 2019 года эта отрасль ушла из числа потребителей металлоконструкций в связи с изменением законодательства в области альтернативной энергетики. Таким образом, общую емкость рынка горячеоцинкованных металлоконструкций энергетического направления в 2020 году мы оцениваем в 7,2 тыс. т без учета импорта», – говорит Елена Шульгина.

Ожидания на 2021 год

Будущая динамика рынка металлоконструкций неотделима от планов обновления инфраструктуры государством и частными компаниями. Положительное влияние на производство металлоконструкций окажет продолжение программы инфраструктурного строительства – дорог, мостов и др. Частные компании агропромышленного комплекса планируют и далее обновлять свой парк элеваторов. Логистические и транспортные компании намерены продолжать строить новые центры обработки отправлений и складские комплексы.

Кроме того, позитивной новостью для украинского рынка металлоконструкций стало введение стимулирующего тарифообразования на электроэнергию (RAB-тарифов). Как отмечает Елена Шульгина, это позволит владельцам облэнерго модернизировать инфраструктуру и заинтересовать инвесторов вкладывать средства в энергосектор. Поэтому можно ожидать значительного прироста производства металлоконструкций энергетического направления (опоры, порталы ЛЭП).

С другой стороны, по мнению Дмитрия Васильева, начальника отдела маркетинга ЧАО «Укрсталь Конструкция», в текущем году производителям придется столкнуться с ограниченным спросом и более жесткими условиями сотрудничества, а также с сильнейшим демпингом кустарных, «гаражных» производителей.

Первые рыночные проблемы можно назвать уже прямо сейчас. По словам Елены Шульгиной, в ноябре 2020 года – январе 2021 года на потребление металлоконструкций повлиял значительный рост цен на металлопрокат (в среднем на 50%). В результате возникла пауза в закупках проката и, соответственно, приостановились производства. Поэтому сезон поставок металлоконструкций на объекты в 2021 году сдвигается с января-февраля на март-апрель.

«Поставщики материалов начали повышать цены резко и нередко чисто спекулятивно c последней декады 2020 года. Ожидаем, что ситуация сбалансируется с началом сезона строительства и ростом предложения материалов на рынке», добавляет Дмитрий Васильев.

Развитие экспортных возможностей украинских производителей потребует всё большего применения европейских стандартов.

«Мы все больше внедряем европейские стандарты. В рамках УЦСC в этом году планируют ввести изменения в антикоррозионной защите, ввести сертификаты на сварочные работы и др. Мы к этому готовы, потому что давно работаем как европейская компания – постоянно обновляем сертификаты соответствия продукции, экспортируем в Европу», – говорит Виктор Койда.

В целом участники рынка в текущем году ожидают его роста. В частности, по итогам 2021 года компания «Металл Инвест» ожидает, что емкость украинского рынка горячеоцинкованных конструкций составит 50-60 тыс. т (без учета труб, импорта и холодного профилирования ЛСТК). Со своей стороны УЦСС прогнозирует, что потребление металлоконструкций в 2021 году вырастет на 4% – до 155 тыс. т.

«При ослаблении карантина и восстановлении положительной экономической динамики, по итогам 2021 года мы ожидаем дальнейшего роста объема потребления металлоконструкций и продолжения позитивного вклада производства металлоконструкций для использования в инфраструктурных проектах», – резюмируется в отчете УЦСС.

Металлоконструкции – один из недооцененных на внешнем рынке видов украинской продукции. При этом крупные украинские производители имеют достаточную техническую базу, квалифицированный персонал и опыт, чтобы предложить иностранным заказчикам достойную по качеству и приемлемую по цене продукцию.

Украинский экспорт металлоконструкций состоит из нескольких видов продукции: непосредственно металлоконструкций (код 7308), резервуаров (7309) и сборных строительных конструкций (9406). Как показывает статистика за 2016-2020 гг., реальные экспортные возможности украинских производителей достигают примерно 50-60 тыс. т металлоконструкций в год. В денежном выражении это составляет $75-100 млн в год.

Основная масса экспорта данной продукции приходится непосредственно на металлоконструкции: мосты, ворота шлюзов, мачты, крыши и их каркасы, двери и окна. Однако по итогам минувшего года произошло резкое падение экспорта металлоконструкций: на 43,7% – до 26,3 тыс. т, или на 38,5% – до $50 млн. Очевидно, на динамику экспорта этой продукции повлияла пандемия коронавируса и вызванное ею закрытие границ.

Экспорт металлоконструкций из Украины в 2016-2020 гг., тыс. т

 20162017201820192020
Металлоконструкции и их части (мосты, ворота шлюзов, мачты, крыши и их каркасы, двери и окна)42,144,741,946,726,3
Резервуары, цистерны и баки емкостью более 300 л 3,23,53,12,92,1
Стройконструкции сборные77,710,212,86,5

Источник данных: Госстат

Экспорт металлоконструкций из Украины в 2016-2020 гг., $ млн

 20162017201820192020
Металлоконструкции и их части (мосты, ворота шлюзов, мачты, крыши и их каркасы, двери и окна), код 730863,472,379,381,350
Резервуары, цистерны и баки емкостью более 300 л, код 73095,36,265,53,8
Стройконструкции сборные, код 94067,27,811,115,79,4

Источник данных: Госстат

Одними из самых крупных направлений экспорта являются:

Основным экспортным рынком для украинских металлоконструкций по коду 7308 является Россия. В 2020 году экспорт в эту страну вырос до $40,6 млн (22,6 тыс. т) с $35,9 млн (20,3 тыс. т) в 2019-м.

Второе и третье место в 2020 году занимают Молдова ($8 млн; 5 тыс. т) и Польша ($5,3 млн; 3,9 тыс. т). Похожим образом доли импортеров металлоконструкций складывались и в 2019 году. Следовательно, можно предположить, что европейское направление экспорта для украинских металлоконструкций имеет значительный нереализованный потенциал.

Экспортные предпосылки

Для доступа на европейский рынок есть ряд важных условий. Одним из основных является наличие сертификации в соответствии со стандартом EN 1090-2. Пройти соответствующую процедуру без особых проблем можно в Украине.

«В декабре 2020 года наша компания получила новые возможности развития после завершения успешного внедрения системы заводского производственного контроля (EN 1090-1: 2009 + А1: 2011, EN 1090-2: 2018) и системы управления сварочным производством в соответствии с требованиями ISO 3834-2: 2005. Таким образом, наша продукция – металлоконструкции, стальные конструкции для линий электроснабжения и распределительных устройств подстанций, опор наружного освещения и контактных сетей, каркасных конструкций и балок – соответствует всем требованиям и нормам для реализации и монтажа на территории как Украины, так и ЕС», – подчеркивает Елена Шульгина, заместитель директора по маркетингу ООО «Компания «Металл Инвест».

Важным условием экспорта в ЕС является использование металлопроката, изготовленного по европейским сортаментам, которые не производятся в Украине.

«Схема выглядит непросто: покупка металла в Польше и его ввоз в Украину, изготовление тут металлоконструкций, экспорт обратно в Польшу. Эта схема имеет большой потенциал. Поляки экспортируют свои металлоконструкции на высокомаржинальные рынки Германии и Скандинавии. Мы же можем наладить поставки на польский рынок», объясняет Андрей Озейчук, директор компании Rauta.

Подобную схему предлагает для сотрудничества компания «Еврометалл» – производить в Украине и экспортировать в Польшу. Украинские производители, изготавливая металлоконструкции для польских заводов, могут набраться опыта и затем уже самостоятельно выходить на европейские рынки. Также, как отмечает Виталий Притула, директор компании «Еврометалл», при работе с европейскими заказчиками важны готовность к отсроченной оплате контракта, к соблюдению сроков поставок и просто заинтересованность работать на рынке ЕС.

В этой связи крайне важным является налаживание внутренних процедур: работы отделов продаж и маркетинга, создание системы менеджмента качества, целенаправленная маркетинговая деятельность по работе на экспорт.

«Мы видим, что украинские производители не рассматривают экспорт как приоритет и стратегическую цель. Они считают заказы из Европы временным решением на период, когда мощности не загружены украинскими. Мы посетили 10 заводов, часть из которых работают или работали хотя бы раз на экспорт. Однако на сегодняшний день они никаких активных действий по поиску заказов не предпринимают», – поясняет Виталий Притула.

Также нужно понимать, что у европейских заказчиков более высокие требования к качеству металлоконструкций, чем у украинских. То есть экспортные заказы выполнять гораздо сложнее.

Тем не менее при правильном подходе не должна возникнуть проблема коммуникации с иностранными заказчиками.

«Особых проблем в общении с заказчиками не вижу. Языкового барьера нет – наши специалисты владеют английским, польским и итальянским языками. С технической документацией также нет препятствий – мы используем те же стандарты. Если заказчики требуют использовать европейский сортамент металлопроката, то мы его импортируем и работаем с ним», – говорит Виктор Койда, коммерческий директор Червоноградского завода металлоконструкций (ЧЗМК), который входит в группу Polimex-Mostostal (Польша).

Что востребовано

Украинские компании не производят никаких уникальных видов металлоконструкций, поэтому существующий иностранный спрос относится к «типичному» ассортименту конструкций. По словам Виктора Койды, исходя из практики ЧЗМК можно говорить о спросе на каркасные здания, металлоконструкции для производственных линий и другое оборудование.

«Всё зависит от проекта и, в первую очередь, его бюджета. Немаловажно и доверие к поставщику (уверенность, что он справится с производственной задачей, поставит в срок, качественно). Объемы экспорта конструкций промышленного назначения, сложных проектов, видимо, будут возрастать. Спрос на стандартные металлоконструкции (каркасы складов, ангаров и других зданий) видится низким, так как есть большая конкуренция и множество зарубежных дешевых производителей, у которых все отлажено, которые находятся в соседнем городе и разговаривают с тобой на одном языке», – добавляет Дмитрий Васильев, начальник отдела маркетинга ЧАО «Укрсталь Конструкция».

Общая оценка

Эксперты рынка металлоконструкций достаточно высоко оценивают потенциальные экспортные возможности украинских производителей. К их конкурентным преимуществам можно отнести: достойное качество (опробованное и подтвержденное зарубежными заказчиками), сильную производственную и инженерную базу, удобную логистику, квалифицированный персонал и др.

Некоторые украинские предприятия уже длительное время экспортируют металлоконструкции собственного производства во многие страны мира и завоевали определенную репутацию.

«Учитывая хорошую материально-техническую базу, удачное расположение как по отношению к сырьевой базе, так и к конечному заказчику, украинские производители металлоконструкций имеют хорошие возможности для выхода на рынок Европы и завоевания значительной доли на нем», – считает Елена Шульгина.

На данный момент главным конкурентным преимуществом является фактор цены конечной продукции за счет более дешевой рабочей силы. По словам Виталия Притулы, сравнивая уровень цен, нетрудно понять, что в Украине заказчики не готовы платить за работу больше, и с точки зрения возможностей экспорта работа украинских производителей металлоконструкций является недооцененной. Цены на рынке Европы позволяют нашим заводам спокойно работать и зарабатывать намного больше. Средняя стоимость изготовления металлоконструкций в Украине составляет 14 тыс. грн за тонну. Тогда как в Польше этот показатель колеблется в пересчете на национальную валюту в пределах от 25 тыс. грн до 40 тыс. грн за тонну. Однако на первом этапе освоения внешнего рынка производителю придется вести агрессивную ценовую политику.

С другой стороны, для европейцев цена не является главным критерием при выборе контрагента.

«Ранее считалось, что украинским конкурентным преимуществом является дешевая рабочая сила. Но сейчас у нас уже немалые зарплаты, инвестиции в качество. По сути, мы должны брать качеством продукции и высоким сервисом, не рассчитывая на дешевые кадры», – подчеркивает Виктор Койда.

Однако не все производители осознают возможности экспорта и готовы идти долгим путем завоевания заказчика. Многие не понимают, что экспорт позволяет быстро усовершенствовать собственные производственные и административные процессы.

«Реальные поставки – это годы наработок, технического прогресса и профессиональной эволюции предприятия. К сожалению, только единичные украинские предприятия имеют отлаженный экспорт. В 2021 году будет шанс нарастить экспорт, так как внешние рынки, ослабленные коронакризисом, ищут новых интересных поставщиков. Они еще больше заинтересованы в стабильных поставках «несмотря ни на что», в более конкурентных условиях, чем предлагают их местные компании», – говорит Дмитрий Васильев.

Чтобы стабильно развиваться, украинские производители должны подходить к экспорту металлоконструкций комплексно. Здесь важна и поддержка экспорта со стороны государства.

«Необходим комплексный подход к экспорту со стороны производителей металлоконструкций вместе с производителями металла и государством. Ведь в странах ЕС украинскому производителю приходится конкурировать не только с местными, но с турецкими производителями. Ни для кого не секрет, что Турция имеет технологические парки с огромной господдержкой для производителей и предлагает конкурентную цену на металлопрокат благодаря способности быстро перестраивать производство. Удовлетворив требовательного европейского заказчика, можно уверенно предлагать свои услуги и на других региональных рынках мира», – уверена Елена Шульгина.

Повышению конкурентоспособности украинских производителей должна способствовать и гармонизация украинских стандартов с европейскими нормами.

«Если у нас не будет современной нормативной базы, наши производители не смогут быть конкурентоспособными. Проблема в том, что мы начали в последние годы серьезно отставать с гармонизацией стандартов. Европа и остальной мир не стоят на месте. Они каждый год утверждают новые стандарты, которые мы применяем с большим опозданием», – отмечает Владимир Адрианов, заместитель директора Украинского института стальных конструкций имени В.Н. Шимановского.

Конструктивный импорт

Все последние годы импорт металлоконструкций в Украину рос. Это связано прежде всего с развитием альтернативной энергетики, в частности строительством солнечных электростанций, для которых в 2019 году было импортировано большое количество продукции. По этой причине общий объем импорта металлоконструкций вырос до 110,9 тыс. т на сумму $222,5 млн.

Импорт металлоконструкций в Украину в 2016-2020 гг., тыс. т

 20162017201820192020
Металлоконструкции и их части (мосты, ворота шлюзов, мачты, крыши и их каркасы, двери и окна)26,640,460,3110,938
Резервуары, цистерны и баки емкостью более 300 л 1323,421,4278,4
Стройконструкции сборные5,39,28,14,92,7

Источник данных: Госстат

Импорт металлоконструкций в Украину в 2016-2020 гг., $ млн

 20162017201820192020
Металлоконструкции и их части (мосты, ворота шлюзов, мачты, крыши и их каркасы, двери и окна)64,194,9127,3222,572,4
Резервуары, цистерны и баки емкостью более 300 л 46,610868,796,325,8
Стройконструкции сборные18,819,738,117,28,8

Источник данных: Госстат

Всего за условно благополучные 2016-2019 гг. импорт всех видов металлоконструкций вырос в 3,2 раза – до 142,8 тыс. т, в финансовом выражении – в 2,6 раза, до $336 млн. Таким образом, импорт существенно преобладает над экспортом. Однако в кризисном 2020 году импорт металлоконструкций в натуральном выражении рухнул на 65,7% – до 38 тыс. т, а в денежном – на 67,5%, до $72,4 млн.

Также значительным остается импорт резервуаров. По этой статье в Украину завозится элеваторное оборудование, в частности силосы. В 2019 году было завезено 27 тыс. т резервуаров на $96,3 млн. Прошлый год не показателен для демонстрации масштаба импорта.

Основными экспортерами металлоконструкций в Украину по коду 7308 являются Польша и Турция. По итогам прошлого года Польша ввезла в нашу страну 18,7 тыс. т конструкций на $35 млн, Турция – 12,6 тыс. т на $25 млн. Однако в 2019 году Турция установила локальный рекорд – 55 тыс. т металлоконструкций на $99,9 млн. Гораздо меньше экспортировала Польша – 16,3 тыс. т на $34,6 млн.

Импорт металлоконструкций существенно зависит от развития отдельных направлений украинской экономики. По сути, только в силу отсутствия украинских аналогов или недостаточного качества предлагаемой национальными производителями продукции появляется потребность во внешних поставках. На внутреннем рынке украинские производители конкурируют с импортом.

«Конкуренцию на внутреннем рынке составляют импортные металлоконструкции, которые зачастую завозятся к нам в готовом виде, резюмирует Андрей Озейчук. – Кроме того, их ввоз облегчается дополнительными возможностями – купить в кредит или лизинг, приобрести б/у металлоконструкции и др.».

Прошлый год не показал улучшения в вопросе кредитования. Общий кредитный портфель украинских банков сократился на 4,4% – до 1,05 трлн грн, корпоративного сектора – на 6,1%, до 795,4 млрд грн.

Ключевой проблемой остаются плохие кредиты, хотя их доля и снизилась с 48,4% до 41%, а в абсолютном выражении – на 18,9%, до 430,4 млрд грн, в том числе в корпоративном секторе – на 18,6%, до 371,2 млрд грн. Для оздоровления всего банковского сектора такое снижение только на пользу.

Однако оживление спроса на заемные ресурсы все-таки заметно. По данным Национального банка Украины, в четвертом квартале 2020 года спрос на корпоративные кредиты вырос, в том числе впервые с начала пандемии коронавируса – со стороны крупных клиентов. При этом интерес бизнеса к длинным кредитам растет второй квартал подряд. Это связано со снижением процентных ставок, потребностью в капинвестициях и реструктуризации долгов.

Доступная недоступность

С февраля 2020 года в Украине была запущена программа доступного кредитования под 5, 7 и 9% для поддержки малого и среднего бизнеса (МСБ). На компенсацию процентов по кредитам государство выделило 2 млрд грн. Сейчас с программой работают 25 банков.

Всего в прошлом году в рамках программы банки выдали 7,6 тыс. займов на 17,4 млрд грн. До середины февраля 2021 года ее объем вырос до 20,5 млрд грн, из которых:

Успешность и эффективность работы программы «5-7-9%» – вопрос дискуссионный. Для банкиров – это возможность привлечь новых клиентов и увеличить кредитный портфель. По словам Виктора Харьковца, руководителя по микрокредитованию департамента малого бизнеса ПУМБ, с начала работы по программе на начало февраля 2021 года банк выдал более 400 кредитов компаниям МСБ на сумму более 2,6 млрд грн. При этом финучреждение заняло по объему выданных займов второе место. Наиболее востребована такая программа у компаний агропромышленного комплекса (в Украине аграрии за год по программе получили 54% займов), торговли и перерабатывающей промышленности.

«Наибольшим спросом пользуется рефинансирование действующих кредитов под 0% годовых до 31 марта 2021 года – более 75% в структуре выдачи. Это направление продлено и на 2021 год под ставку 3%. Часть кредитов, которые были рефинансированы в рамках программы, были выданы до начала карантина на инвестиционные цели, но большая часть из них – это все же оборотные средства. На втором месте по популярности – направление программы финансирования оборотных средств под 3% годовых», – говорит Виктор Харьковец.

Обратной стороной медали является огромный процент отсева. Льготные кредиты за год смогли получить только 13% от общего количества подавших заявки. Так, банки получили 64,6 тыс. заявок на 80,9 млрд грн. По факту выдано только 8,6 тыс. займов на 20,2 млрд грн. Основные причины отсева – неподпадание под критерии программы, а также традиционные проблемы (плохая кредитная история, недостаточный залог и др.).

По словам Василия Невмержицкого, советника председателя правления «Кредитвест банка», если считать ключевой целью развитие малого и среднего бизнеса, то эффективность программы довольно сдержанная. Ведь львиная доля займов идет на рефинансирование ранее выданных кредитов.

«На данный момент эффективность этой программы пока далека от той, которую изначально хотело бы видеть правительство. И банки, и сами заемщики признают наличие определенных барьеров для более успешной реализации программы. С начала внедрения программы многие заемщики не до конца поняли суть программы и заваливали банки заявками на кредиты, целевое назначение которых вообще никак не подпадало под утвержденные условия программы. Позднее, когда заемщики более-менее разобрались с целью кредитования, оказалось, что многие из них не могут взять такой кредит, так как, например, имеют негативную деловую репутацию и кредитную историю (в том числе и из-за последствий предыдущих кризисов), или ведут убыточную текущую деятельность, или предоставляют в заявке неидеальный для банка-кредитора бизнес-план и т.д.», – добавляет Александр Калашников, финансовый директор рейтингового агентства IBI-Rating.

Кроме того, остается насущным вопрос неурегулированности правового поля по защите прав кредиторов, что также может отталкивать банки от активного участия в программе. К тому же изначально программа была нацелена больше на развитие стартапов и создание новых рабочих мест. Но для банка кредитование нового бизнеса без хорошего залога (или 100% госгарантий) – очень высокий риск, который придется отразить в балансе в виде сформированных резервов.

Тем не менее эта программа нужна и важна, поскольку дает толчок развитию бизнеса. Средства, которые прежде пошли бы на обслуживание кредитной задолженности, предприниматели могут реинвестировать. Да и в условиях коронакризиса бизнесу нужна любая поддержка.

«Важно, что правительство постоянно корректирует условия программы в сторону расширения возможностей. Со времени запуска значительно выросли лимиты по выручке компаний, стали доступны портфельные госгарантии. Отдельно нужно упомянуть о работе ЭКА, программа которого позволяет хеджировать риски банка. Наконец, «5-7-9%» не исключает использования аналогичных по сути региональных программ, что в результате позволяет бизнесу получить кредит со ставкой, близкой к нулю. Я ожидаю, что в нынешнем году популярность и национальной, и муниципальных программ будет интенсивно расти», – говорит Василий Невмержицкий.

ОВГЗ vs кредиты

Финансовое положение банков кажется неплохим, даже несмотря на то, что в 2020 году украинские банки получили на 29% меньше прибыли – 41,3 млрд грн. Примерно 61% всей прибыли (25,3 млрд грн) сформировал «Приватбанк». Большую часть своих доходов финучреждения получили от кредитования населения и ОВГЗ.

Банки вкладывают в ОВГЗ то, что теоретически могло бы пойти в реальную экономику. Однако в силу разных причин они предпочитают эти не очень доходные, но малорисковые инвестиции. Особенно это касается госбанков.

«В случае кредитования бизнеса перед банками встают вопросы относительно управления рисками (одна из причин нежелания банков участвовать в программе «5-7-9%» – требования регулятора к системе финмониторинга), уровня доходности таких операций. Банку проще и выгоднее разместить средства в ОВГЗ, чем пытаться перевести заемщика к себе на обслуживание с дополнительными продуктами, чтобы увеличить доходность от сотрудничества», – поясняет интерес банков к ОВГЗ Александр Калашников.

За 2020 год общая эмиссия ОВГЗ выросла 20,5%, или на 169 млрд грн, – до 991,7 млрд грн. В частности, вложения банков выросли на 53,9%, или на 180,3 млрд грн, – до 514,5 млрд грн. Портфель ОВГЗ в четырех крупнейших госбанках в прошлом году вырос на 116,9 млрд грн, в том числе в «Приватбанке» – на 55,1 млрд грн.

На фоне того, что госбанки вкладывают в ОВГЗ, выданные по программе «5-7-9%» 20,5 млрд грн кажутся сущей мелочью. С учетом текущего состояния бюджета, быстрого выхода из замкнутого порочного круга финансирования расходов госбюджета через выпуск ОВГЗ в краткосрочной перспективе просто нет. Тем не менее, на данный момент ситуацию нельзя считать совсем безнадежной.

«Относительно вложений банков в ОВГЗ у меня нет больших опасений. Да, банки в самом деле в прошлом году существенно нарастили вложения в ОВГЗ. Но ликвидность в системе все равно избыточна. И устойчивый спрос на кредитование может развернуть тренд. В конце концов, НБУ и правительство понимают риски избыточных вложений в ОВГЗ. И у Нацбанка достаточно инструментов, чтобы откорректировать ситуацию», – подчеркивает Василий Невмержицкий.

Однако, как отмечает глава Совета НБУ Богдан Данилишин, дальнейшее стимулирование вложений банков в ОВГЗ будет иметь негативное влияние на доступность финансовых ресурсов для экономики и осложнит ее восстановления после коронакризиса.

Стальные кредиты

В 2020 году портфель кредитов горно-металлургических компаний вырос на 8,5%, или на 1,8 млрд грн, – до 22,8 млрд грн. Из них 17,8 млрд грн приходится на металлургию, 5 млрд грн – на предприятия по добыче железной руды. Металлурги в основном кредитуются на срок 1-5 лет (14 млрд грн) в иностранной валюте. Среди кредитов рудных компаний львиную долю (4,7 млрд грн) занимают краткосрочные (до одного года) займы в инвалюте.

Крупнейшие отечественные компании ГМК в той или иной мере работают с западным финансированием: банковскими кредитами, облигациями, привлечением средств через IPO. Ответ на вопрос, почему предприятия ГМК предпочитают западное финансирование, лежит на поверхности. Ключевая причина – стоимость ресурсов и возможность привлекать «длинные» деньги. Средняя ставка привлечения в последние годы составляет 5-8% годовых. При этом важно, что у таких компаний есть доступ к международным рынкам капитала, им присвоен международный рейтинг.

«Получить такую ставку в украинском банке теоретически можно было бы. Но следует учесть, что, как правило, речь идет об очень значительных суммах финансирования – в несколько сотен миллионов долларов, а порой и свыше миллиарда. Даже крупнейшие украинские банки попросту не могут обеспечить такой объем без нарушения нормативов Нацбанка», – подчеркивает Василий Невмержицкий.

Тем не менее компании ГМК продолжают работать и с украинскими банками. К примеру, в прошлом году «Интерпайп» привлек в «Укргазбанке» кредит на €45 млн: €37 млн – на пять лет и €7 млн –возобновляемая кредитная линия на три года.

«Я не вижу разницы, привлекать деньги на внутреннем финансовом рынке или за рубежом. Если финансовые условия хорошие – справедливая рыночная процентная ставка, нормальные условия, – то почему бы не привлекать средства в Украине? Если есть хорошие условия в Европе, то почему бы не взять кредит там? Поэтому мы в этом случае не разделяем Украину и зарубежье, для нас это не имеет значения. Мы готовы работать с любыми кредиторами», – сказал в интервью «Интерфакс-Украина» Денис Морозов, первый заместитель гендиректора «Интерпайпа».

Важна и процедурная часть. Оформление займа требует залогов, регулярной выплаты процентов и погашения. Нельзя сказать, что выпуск облигаций совсем уж простое дело. Но во многих вопросах такой способ привлечения ресурсов дает больше пространства для маневров.

«В этом контексте, полагаю, Украине следовало бы максимально ускорить запуск полноценного фондового рынка. Чтобы открыть доступ к внутреннему рынку капитала для крупного бизнеса. Хотя и в таком случае настолько ресурсоемкие производства, как предприятия ГМК, вряд ли смогут удовлетворить все свои потребности внутри страны», – считает Василий Невмержицкий.

Заемные преграды

Последний опрос НБУ показал, что основными препятствиями для привлечения кредитов, по мнению потенциальных заемщиков, являются высокие процентные ставки (их называют 59% опрошенных) и высокие требования к залогу (39%). Со своей стороны банкиры главным на сегодняшний день сдерживающим фактором корпоративного кредитования называют исключительно финансовое состояние бизнеса и его способность обслуживать свои кредитные обязательства.

«Потенциальный заемщик, который работает официально, показывает прозрачную финансовую отчетность, имеет стабильные обороты на текущих счетах, вряд ли сегодня столкнется с проблемой в выдаче кредита. Ведь конкуренция среди банков за клиента достаточно высока», – подчеркивает Виктор Харьковец.

В условиях карантина отдельные отрасли (HoReCa, кинотеатры, туристический бизнес) пострадали сильнее остальных. Представителям этих видов бизнеса сложно сегодня привлекать новые кредиты, так как банки ограничили в соответствии со своими кредитными политиками кредитование рисковых отраслей. При этом последним предоставляется антикризисная поддержка, в том числе в рамках программы «5-7-9%».

«Еще одним стоп-фактором может быть вопрос наличия активов для достаточного покрытия кредита залогом. Но влияние этого фактора не столь значительно. Так, например, ПУМБ предоставляет бланковые лимиты для малого бизнеса, которые позволяют получить кредит или без залога, или покрыть залогом только 50% от суммы кредита», – добавляет Виктор Харьковец.

Благодаря снижению учетной ставки в 2020 году значительно уменьшилась и стоимость кредитов для бизнеса. Однако ставки по долгосрочным кредитам все еще остаются высокими и во многом непосильными для украинского бизнеса, который еще не оправился от шока, вызванного весенним карантином прошлого года и последующим спадом в экономике.

Кредитные ожидания

В украинских экономических реалиях нехватка финансирования уже долгие годы является одной из главных причин, сдерживающих развития бизнеса. С другой стороны, каждый год банки ожидают увеличения кредитования, однако каких-то существенных прорывов в последние годы не было. Прошлый год не стал исключением.

Согласно данным январского исследования НБУ, 74% опрошенных банков ожидают в течение года увеличения кредитования корпоративных клиентов.

«В этом году мы ожидаем стабилизации экономической ситуации в стране и мире. Это поможет предпринимателям сконцентрировать свои силы не только на сохранении действующего бизнеса, но и на дальнейшем его развитии, увеличит спрос на инвестиционные кредиты», – отмечает Виктор Харьковец.

По словам Александра Калашникова, на данный момент банковская система имеет достаточно высокий уровень ликвидности и, соответственно, возможность наращивать клиентские кредитные портфели. Однако система все еще остается уязвимой в случае дальнейших непредсказуемых шоков и неопределенных событий.

При этом банкиры не ждут изменения качества этого кредитного портфеля. И эти данные вполне коррелируют с результатами другого опроса НБУ – компаний-клиентов банков. В течение года большинство из них (65%) не ожидают изменения своего финансово-экономического положения. Однако 17% опрошенных ожидают ухудшения. Негативные ожидания преобладают у компаний из сфер строительства, энерго- и водоснабжения, транспорта и связи.

Почти 42% респондентов хотят привлечь банковские кредиты, преимущественно в гривне. Интересно, что опрошенные отметили снижение потребности в заемных средствах.

Тем не менее эксперты уверены, что сейчас есть все основания прогнозировать существенное ускорение кредитования. Этому будет способствовать и восстановление экономической активности, и ряд реформ, которые запускаются сейчас или будут запущены в скором будущем.

«Один только рынок земли открывает очень широкие возможности для всплеска интереса к кредитам. Не стоит забывать и о запуске ипотеки. Важно, что кредитование физлиц под покупку жилья – это не только про рост розничного портфеля. Доступная ипотека дает толчок целому ряду секторов экономики. И, конечно, повышает потребность бизнеса в кредитных ресурсах», – поясняет Василий Невмержицкий.

Также стимулировать кредитование будет и программа «5-7-9%». Она мотивировала банки менять процедуры, ускорять процессы. Поскольку ценовая конкуренция перестала работать – у всех участников госпрограммы условия идентичны.

«По моим оценкам, кредитование бизнеса до конца года может вырасти на 10%. Впрочем, здесь нужно делать оговорку – это не гарантирует сопоставимого роста кредитного портфеля. Поскольку стратегия сокращения доли токсичных активов может привести к сокращению общего портфеля в ряде банков и сказаться на статистике», – считает Василий Невмержицкий.

Однако сохраняющиеся высокие риски заставляют банки держать «подушку ликвидности» и работать в основном с клиентами, имеющими качественное и достаточное обеспечение в виде залога. Это существенно ограничивает количество потенциальных заемщиков даже с хорошо настроенными бизнес-процессами.