Неприятным последствием постпандемической ситуации в экономике стал рост цен на многие виды сырьевых, а позднее и потребительских товаров. Подорожание товаров с разной страновой динамикой наблюдается во всем мире, и оно далеко до окончания. В чем причины этого и как решают проблемы инфляции – разбирался GMK Center.

Источник инфляции

Для поддержки своего населения и бизнеса во время пандемии многие страны предпринимали множество мер – от раздачи «вертолетных денег» населению до послаблений и прямых финансовых выплат бизнесу. Господдержка экономик развитых стран во время пандемии коронавируса обошлась в триллионы долларов и евро. Эти средства были в основном взяты не из неких «закромов», а напечатаны.

Такие действия априори не могут незаметно пройти для экономики и финансовых рынков. Цена вопроса – рост цен (инфляция) и ослабление доллара. Накачивание экономики деньгами существеннее всех из развитых стран ударило именно по США.

Уровень инфляции в разных странах в июне текущего года в годовом выражении был таким (в мае были достигнуты локальные максимумы за несколько лет):

Восстановление экономик после пандемии происходило настолько активно, что производители не успевали удовлетворять спрос, вследствие чего образовывался дефицит. Он и толкал вверх цены на сырье, что и привело к ожиданиям «сырьевого суперцикла» и промышленной инфляции.

Всемирный рост

Ответ производителей, чьи расходы на сырьевые товары значительно выросли, прост – «непредвиденные» затраты перекладываются на конечного потребителя. Таким образом, производственная инфляция перетекает на потребительский рынок.

Эффект домино приводит к тому, что цены вырастут на всё – от продуктов питания до недвижимости. Сначала рост цен захлестнул развивающиеся страны, но вскоре инфляция пришла и к тем, кто ее и породил своими мерами стимулирования экономики.

Уровень промышленной инфляции в таких странах, как Китай и США, сейчас составляет 9-10%. Впрочем, каждая страна реагирует на это по-своему. Китайские власти уже предпринимают усилия по влиянию на ценообразование на сырьевых рынках. После запуска мер по контролю цен на железную руду настал черед свинины, кукурузы и пшеницы.

В свою очередь рост цен на сырье не оказывает существенного влияния на экономики развитых стран, у которых доля промышленности в ВВП подчас незначительна, как и доля стоимости сырья в конечной продукции. Кроме того, западные компании используют дешевые кредитные ресурсы и финансовую поддержку со стороны властей.

Жесткий ответ

Если власти развитых стран будут продолжать масштабную политику монетарного и фискального стимулирования, то инфляция будет оставаться высокой и станет преградой для экономического роста. Поэтому регуляторы стоят перед дилеммой – продолжать поддержку экономики или ужесточать монетарную политику посредством повышения учетных ставок.

Сейчас центробанки во всем мире готовятся к более жесткой монетарной политике. Ключевая из них – ставка ФРС, которая удерживается на уровне 0-0,25% с марта 2020 года. Аналитики ожидают ее повышения не раньше, чем через год. В случае продолжения высокой инфляции регулятор может быстрее скорректировать свою политику.

В любом случае уже в следующем году регуляторы ожидают снижения инфляции. Так, ФРС ожидает инфляцию в США в 2022 году на уровне 2,1%, ЕЦБ в еврозоне – 1,5%. Такие ожидания связаны с нивелированием фактора низкой сопоставимой базы середины 2020 года, когда потребление резко снизилось. Однако в ФРС также говорят, что инфляция может оказаться более высокой и устойчивой, чем ожидается.

В Европейском центробанке (ЕЦБ) ожидают, что ключевые ставки останутся на текущих уровнях или ниже до тех пор, пока инфляция не достигнет целевого уровня в 2%. Сейчас базовая процентная ставка по кредитам ЕЦБ находится на нулевом уровне, по депозитам – -0,5%.

Прогноз изменения потребительских цен на конец периода, %

 2020202120222023
США1.44.12.22.5
Еврозона-0.32.411.2
Китай0.22.222.3
Великобритания0.62.11.82

Источник данных: Fitch

Вместе с тем западные страны продолжат и поддержку своих экономик, в частности для достижения новых целей по снижению выбросов. Власти США планируют в ближайшие годы направить на развитие инфраструктуры $2,3 трлн, на борьбу с климатическими изменениями – $2 трлн. В свою очередь Евросоюз намерен выделить €790 млрд на декарбонизацию. Всё это потребует увеличения в разы потребления ряда металлов (никель, медь, литий, алюминий, кобальт), и по ним, по крайней мере, будет сохраняться высокий уровень цен и влияния на промышленную инфляцию.

Родная инфляция

Инфляция – это «родная среда» для Нацбанка, который считает своей основной целью инфляционное таргетирование , а не поддержку экономического роста. Причем «фронт работ» для НБУ сейчас в стране очень большой, ведь под влиянием внутренних и внешних факторов инфляция в июне в годовом измерении составила 9,5%.

Динамика индексов цен в Украине в первом полугодии 2021 г. (к соответствующему месяцу 2020 года), %

 ЯнварьФевральМартАпрельМайИюнь
Индекс потребительских цен6.17.58.58.49.59.5
Индекс цен производителей промпродукции в пределах Украины11.221.220.121.825.430.9

Источник данных: Госстат

В годовом измерении компоненты инфляции с высоким немонетарным влиянием выросли на 11,8%, тогда как компоненты с преимущественно рыночным формированием цен – на 4,2% (то есть ниже 5% – таргета инфляции).

«Немонетарные факторы формируют около 90% нынешнего прироста инфляции. Такая тенденция прослеживается начиная с IV квартала 2020 года. Основные факторы немонетарной инфляции, действующие в течение последнего года – изменение тарифов на услуги ЖКХ, лаговые эффекты прошлогодней девальвации, волатильность мировых цен на нефть и продукты украинского экспорта, повышение акцизов, появление дополнительных эпидемиологических расходов и потери от карантина, а также фактор постепенного восстановления правительством минимальных социальных стандартов до обоснованного уровня», – поясняет глава Совета НБУ Богдан Данилишин.

Во второй половине июля Нацбанк ухудшил прогноз инфляции на 2021 год до 9,6% с 8%. В то же время регулятор ожидает осенью всплеска инфляции выше 10%, не исключая, что по итогам года показатель в действительности может составить 11%. Снижение инфляции до целевого уровня в 5% в НБУ прогнозируют ко второй половине следующего года.

В ответ на рост инфляции НБУ в июле повысил учетную ставку до 8% годовых с 7,5%. Регулятор ожидает дальнейшего повышения ставки до 8,5% в текущем году и снижения ее до 6,5% до конца 2022 года при возвращении инфляции к цели в 5%. В свою очередь Минэкономики ожидает роста инфляции в 2021 году на 8,8%.

Также для борьбы с инфляцией Нацбанк уже начал сворачивать антикризисные меры поддержки банков и экономики, в частности предельные сроки и суммы долгосрочного рефинансирования и др. При этом даже не все в руководстве НБУ полностью согласны с таким решением, ведь подавление инфляции монетарными инструментами ведет к негативным последствиям для бизнеса.

«По моему мнению, учитывая сохранение кризисных признаков в развитии экономики целесообразно продолжать меры монетарного и фискального характера по поддержанию совокупного спроса и дальнейшие шаги по повышению эффективности функционирования кредитного канала монетарной трансмиссии. Жесткие параметры денежно-кредитной или макропруденциальной политик будут неэффективными в условиях стагнации внутреннего спроса и доминирования немонетарных факторов инфляции», – говорит Богдан Данилишин.

В определенной мере это мнение совпадает с оценками первого вице-премьера Алексея Любченко, который выступил за смягчение монетарной политики с акцентом на поддержку инфраструктурных проектов и удешевление кредитования приоритетных отраслей. Однако в текущих условиях Нацбанк с его жестокой монетарной политикой остается вне конкуренции, а заявления о смягчении денежно-кредитной политики пока относятся к сфере поводов для дискуссии в СМИ.

К началу второго полугодия Украина смогла по всем основным макропоказателям выйти в плюс. Динамика прямых и косвенных показателей развития экономики за пять месяцев демонстрирует существенный рост:

Динамика восстановления экономики полностью коррелирует с деловыми ожиданиями бизнеса. Индекс ожиданий деловой активности с декабря 2020 года по июнь текущего года вырос с 45,5 до 51,6 пункта. По данным Национального банка Украины, секторальные индексы компаний из сфер строительства, промышленности и услуг превысили нейтральный уровень. В то же время ожидания торговли остаются пессимистичными уже третий месяц подряд.

Улучшение показателей даже позволило Нацбанку говорить о том, что «кризис закончился». По итогам второго квартала регулятор ожидает рекордного роста ВВП в 8,7%. Подобные ожидания стали причиной того, что Нацбанк решил постепенно отказаться от введенных в прошлом году антикризисных мер: сократить объемы и сроки выдачи рефинансирования банкам, не продлевать реструктуризацию кредитов и др.

Ложка дегтя

В НБУ признали, что восстановление украинской экономики происходит медленнее, чем ожидалось. Это видно хотя бы по корректировке оценок снижения ВВП в первом квартале 2021 года. Так, НБУ ухудшил свой прогноз до 1,5% с 0,1% в январской оценке, Госстат – до 2,2% с 2% (май). При этом Министерство экономики оказалось реалистом. Оно ожидало снижения экономики в первом квартале на уровне 3%.

Низкая динамика восстановления экономики в январе-марте связана с определенным снижением объемов товарного экспорта, быстрым ростом объема и удорожанием импорта, а также слабыми инвестициями. Дополнительным фактором сокращения стали карантинные ограничения в январе и марте. Нацбанк оценивает влияние всех карантинных ограничений первого полугодия на годовой ВВП в -0.5-0.6 п.п.

Также довольно неожиданным стало снижение по итогам января-мая объема выполненных стройработ на 6,1% и, в частности, падение на 14% работ по инженерным сооружениям. Такие показатели сложно пояснить только поздним началом строительного сезона. При этом аутсайдер прошлого года – жилищное строительство – за январь-май выросло на 14,7%.

Также западные аналитики традиционно указывают на проблемы с медленным проведением реформ и пересмотром Международным валютным фондом программы stand-by. Однако эти локальные факторы влияют на долгосрочные перспективы, а не на текущую макроэкономическую ситуацию в стране.

Ожидания на 2021 год

Прогнозы роста экономики на текущий варьируются в достаточно широком диапазоне от 3,5% (ЕБРР) до 5,6% (J.P. Morgan). Такой высокий рост поясняется в основном низкой базой сравнения 2020 года.

На протяжении первого полугодия прогнозы неоднократно корректировались. Излишне оптимистические оценки на 2021 год, высказанные в конце прошлого – начале текущего года, ухудшались, пессимистические – улучшались. К последним можно отнести:

Интересно, что за последнее время госорганы преимущественно ухудшали свои ожидания, которые изначально были достаточно высокими:

Ключевые международные партнеры нашей страны не слишком высоко оценивают перспективы украинской экономики. Например, самый скромный текущий прогноз у Европейского банка реконструкции и развития, а ожидания Всемирного банка резко улучшились всего за полгода. Сейчас ВБ прогнозирует рост ВВП в 2021 году на уровне 3,8%, тогда как в начале октября 2020 года банк оценивал перспективы восстановления критически низко – в 1,5%.

Низкий темп вакцинации (на начало июля вторую дозу получили только около 770 тыс. украинцев) создает дополнительные риски экономических потерь. По оценкам НБУ, этот фактор на фоне инфляционных ожиданий сейчас является ключевым риском для экономики страны. С учетом ситуации с распространением новых штаммов коронавируса и низкого уровня вакцинации населения в Украине, введение новых ограничительных мер является лишь вопросом времени.

Сильную динамику развития экономики в текущем году поддержат высокие цены на основные экспортные товары (пшеница, кукуруза, железная руда, металлы) и ожидания хорошего урожая. По сути, украинский ВВП в текущем году вырастет благодаря высоким темпам роста мировой экономики и процессам внутреннего восстановления. Новых точек роста в украинской экономике нет, а принятие законопроекта №5600 может подкосить развитие любого бизнеса и уничтожить остатки инвестиционного климата в Украине.

«Метинвест» объявил об одном из крупнейших проектов в украинской металлургии – строительстве цеха холодной прокатки на $1 млрд. Правительство пытается воспользоваться периодом высоких цен на железорудное сырье, чтобы наполнить бюджет и предлагает пересмотреть механизм определения ренты за добычу железных руд. Irepas считает, что ценовая коррекция возможна в четвертом квартале. Поэтому в США обсуждают отмену секции 232, чтобы высокие цены на сталь не навредили инфраструктурному плану Байдена.

«Метинвест» строит новый цех холодной прокатки на ММК им. Ильича

На Мариупольском металлургическом комбинате им. Ильича планируется один из самых масштабных проектов группы «Метинвест» – строительство цеха холодной прокатки мощностью 1,6 млн т и суммой инвестиций $1 млрд. Первая очередь строительства завершится в 2025 году. В результате предприятие сможет нарастить выпуск товарного х/к рулона на 400 тыс. т в год, оцинкованного рулона – на 600 тыс. т и выпускать до 140 тыс. т в год проката с покрытием. Вторая очередь добавит к общей мощности по выпуску холоднокатанного рулона еще 400 тыс. т.

Этот проект является знаковым, так как до этого фокус инвестиционной активности металлургических компаний был на доменном и сталеплавильном переделах. В принципе, это логическое продолжение тех инвестиций, которые были реализованы на ММКИ в предыдущие три года – это строительство МНЛЗ и реконструкция стана горячей прокатки «1700».

Следует отметить, что этот шаг позволит компании решить важную задачу – повысить долю продукции с высокой добавленной стоимостью. После 2025 года большая часть выпускаемого г/к рулона, который не включается в состав HVA (high value added), будет перерабатываться до более высоких переделов.

Реализация таких проектов всегда тормозилась рядом рисков, связанных продажами, так как локальный рынок Украины не слишком емкий, а возможности экспорта резко ограничились после введения ряда мер протекционизма.

Данный проект направлен частично на внутренний рынок, частично – на экспорт. Например, объем потребления проката с полимерным покрытием в Украине в кризисном 2020 году практически не просел и составил 373 тыс. т. Из этого объема 332 тыс. т, или почти 90%, импортируется. Поэтому емкость рынка позволяет поглотить до 140 тыс. т продукции местного производства.

Что же касается оцинковки и х/к проката, то здесь импорт не так велик. Поэтому данная продукция в большей мере пойдет на экспорт. Вероятно, компания рассчитывает на то, что система защитных мер в Европе прекратит свое действие к 2025 году.

Кабинет Министров предлагает повысить ренту на добычу железной руды

По инициативе правительства в Верховной Раде зарегистрирован законопроект №5600 «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины и другие законодательные акты Украины для обеспечения сбалансированности бюджетных поступлений». В числе нововведений – изменения механизма расчета ренты на добычу железной руды.

Для расчета ренты предлагается использовать следующую формулу: объем добытой руды × цена × ставка ренты × корректирующий коэффициент. В качестве цены используется индекс Platts IODEX 62% CFR China. Ставка ренты дифференцируется в зависимости от уровня цены:

Для приведения веса добытой железной руды к весу готовой продукции установлен корректирующий коэффициент на уровне 0,9.

Изменение методики расчета ведет к существенному росту рентных платежей. В частности, по новой методике при цене $122/т (среднегодовой прогноз цены ЖРС на 2021 год) годовые платежи возрастают почти на $600 млн (до $840 млн), а при цене $80/т – на $230 млн (до $390 млн). Такой рост платежей ставит украинские железорудные компании в невыгодное положение по сравнению с конкурентами, особенно в периоды низких цен.

Индекс Platts IODEX 62% CFR China, который предлагается использовать для оценки стоимости добытой в Украине руды, включает в себя затраты на логистику в Китай. Транспортные расходы по определению не могут относиться к объекту обложения рентой. Для украинских экспортеров фактическая цена продажи ЖРС в Китай – это конечная цена в пункте назначения за вычетом затрат на логистику.

Дифференцированная (прогрессивная) ставка ренты – украинское ноу-хау. Страны – основные экспортеры ЖРС (Австралия, Бразилия) взымают фиксированную ставку ренты независимо от цены.

Взимание ренты не является способом «изъятия» части прибыли в госбюджет. Рента – это плата за недропользование. С прибыли предприятия уплачивают отдельный налог. С ростом цен на железорудное сырье растут и суммы отчислений налога на прибыль. Железорудные предприятия входят в число крупнейших в Украине плательщиков налога на прибыль.

Необходимость повышения ставок ренты объясняется ростом цен на железную руду на мировом рынке. Эта логика противоречит принципам долгосрочности и прогнозируемости налоговой политики. Налоговая политика не может основываться только на текущей конъюнктуре рынка. Необходим устойчивый и прогнозируемый механизм начисления ренты, который не будет каждый раз пересматриваться при колебаниях цен.

Также следует учитывать, что железорудная отрасль – капиталоемкая. Изымая больше средств у предприятий, государство уменьшает их возможности инвестировать в развитие производства, персонала, экологические проекты, поддержку местных сообществ.

В США возобновилось давление относительно отмены секции 232

Неожиданный недостаток предложения металлопродукции на рынке и высокие цены стали бременем для экономик ряда стран. Особенное давление ощущают покупатели на «перезащищенных» рынках, таких как США и ЕС. А вот план инфраструктурных инвестиций президента Байдена может только усугубить ситуацию. Кроме того, дорогая сталь снизит эффективность инфраструктурных вложений.

Пока не особенно понятно, как может дефицит предложения на рынке существовать одновременно с проблемой избыточных мощностей. Но ряд прогнозов говорит о том, что недостаток предложения будет ощущаться до конца года. Поэтому осторожно начинают обсуждаться вопросы снятия торговых барьеров для улучшения поставок за счет импорта.

На прошлой неделе представители 30 торговых ассоциаций США обратились к президенту Байдену с просьбой отменить пошлины на импорт стали. Это действительно возможно реализовать, но в несколько урезанном формате. Например, в виде исключений для ряда стран.

С мая были разговоры о двустороннем временном снятии торговых барьеров между США и ЕС. Но это несколько другой вопрос, так как сталь здесь рассматривается в комплексе с другими товарами. Поэтому, чтобы успокоить заинтересованных лиц, ограничения импорта в США могут быть ослаблены для ЕС, так как мотивация для США здесь шире. Это не вопрос целесообразности или приостановки действия секции 232, а вопрос торговых переговоров между двумя странами. Поэтому для других стран единственной возможностью избежать действия секции 232 являются двусторонние переговоры.

Хотя сейчас действительно лучший момент, чтобы попытаться выйти из глобальной системы торговых ограничений. Например, высокие цены на сталь приостановили процесс введения защитных мер в странах Персидского залива, хотя решение ожидалось еще в апреле. Но ограничение импорта сейчас еще больше усугубило бы проблему. Еще большее повышение цен на сталь могло негативно повлиять на рынок недвижимости в регионе. Поэтому решение задерживается, по крайней мере пока.

IREPAS ожидает сохранения хорошей конъюнктуры на рынке длинного проката в следующем году

Международная ассоциация производителей и экспортеров арматуры IREPAS отмечает дефицит продукции на рынке длинного проката, при этом спрос остается высоким. Намерения китайского правительства добиться снижения цен на сталь не могут завершиться ничем, кроме еще большего дефицита предложения.

В текущих условиях европейские покупатели вынуждены принимать высокие цены на сталь, чтобы удовлетворить свои потребности. Заводы не могут исполнять заявки быстро. Поставки в краткосрочном периоде осуществляются только со складов. В США наблюдается похожая ситуация: высокий спрос сочетается с ограниченным предложением. Импорт остается ограниченным: в США действует секция 232, в ЕС – система торговых квот. Также покупатели не хотят фиксировать цену на текущих уровнях на 3-6 месяцев вперед. Некоторые американские заводы вводят дополнительные мощности, чтобы нарастить производство, и ожидается, что в четвертом квартале предложение будет соответствовать спросу.

Китайские поставщики не экспортируют после отмены возмещения НДС на экспорт. По мнению IREPAS, мировой рынок от этого только выиграет, поскольку будет находиться в более равновесном положении. Когда цены пойдут вниз (по ожиданиям, это случится в четвертом квартале), падение будет более мягким, чем в случае присутствия на рынке китайских поставщиков.

Прогноз ситуации благоприятный. В ЕС и США быстрыми темпами проходит вакцинация, продолжается политика «дешевых» денег. Реализуются новые инфраструктурные проекты, подпитывающие спрос на сталь. По мере возвращения к нормальной жизни объем спроса продолжит расти, обеспечивая хорошую конъюнктуру на рынке даже в следующем году.

Подробнее о главных трендах и событиях отрасли читайте в следующих выпусках еженедельного мониторинга. А также на нашем портале.