По итогам апреля 2020 падение промышленного производства составило 16,7% к апрелю прошлого года. Среди стран Восточной Европы, обнародовавших данные за апрель, это пока самый низкий показатель: в Беларуси промышленное производство в апреле сократилось на 7%, в России – на 6,6%, а в Казахстане зафиксирован рост на 6,2%.

Если в большинстве других стран мира падение промышленности началось лишь с марта, то в Украине – продолжается уже седьмой месяц подряд.

Кризис коронавируса только ускорил падение, однако тренд активной деиндустрализации экономики берет свое начало еще с конца 2018 года и был спровоцирован неадекватно жесткой монетарной политикой.

Сокращение и примитивизация промышленного производства приобрело такие масштабы, что в мае вызвало необходимость снижения производства в энергогенерирующих компаниях. Примечательным является то, что темпы падения объемов производства в машиностроении, как и инвестиций в эту отрасль, одни из самых низких.

Политика монетарного регулирования, которая проводилась НБУ в течение последних двух лет, породила многочисленные проблемы и дисбалансы в реальном секторе экономики, среди которых: декредитование, демонетизация, детехнологизация, безработица, трудовая миграция.

Экзальтированное желание Правления НБУ достичь целевой инфляции даже ценой сознательного торможения экономического роста создало рекордно жесткие монетарные условия для реальных производителей как по каналу процентной ставки, так и по каналу обменного курса. Дороговизна кредитных ресурсов в условиях отсутствия фондового рынка критически ограничила возможности развития производства, а нынешний кризис еще и дополнительно ограничил спрос, в частности на промышленную продукцию.

Номинальная ставка кредитования промышленности даже после сокращения учетной ставки НБУ составляет 16% годовых, а если учесть тот факт, что в промышленности продолжается падение цен (в годовом измерении на 5,6% за четыре месяца текущего года), то получаем, что реальная ставка по новым кредитам для промышленных предприятий превышает 20% годовых. В то время как, например, в Грузии номинальная ставка по новым кредитам промышленности составляет 11,5% (при инфляции в 6,9%), в Беларуси – 11% (при инфляции 5,4%) и т.д.

Приоритеты банковской деятельности, естественно, отмежевались от ненадежного и громоздкого кредитования реальной экономики и сосредоточились на вложении средств в низкорисковые и высокодоходные долговые ценные бумаги государства или же просто в депозитные сертификаты НБУ.

Действительно, слова Президента Украины Владимира Зеленского о том, что «Индустриальная слава Украины становится воспоминаниями и мы рискуем, что о нашем промышленном потенциале скоро будут говорить «это было давно и неправда», уже становятся пророческими.

В нынешних условиях нужна активная и даже агрессивная политика центрального банка, направленная на поддержку экономического роста. Принимая во внимание современный мировой опыт как развитых, так и развивающихся стран, для Украины сейчас актуальны такие изменения в дизайне монетарной политики:

Оригинал доступен по ссылке. Материал публикуется с согласия автора.

Объясню на формуле ВВП: ВВП= C + I + G + (Ex – Im).

Вы оставили людей без работы и без дохода. Что это значит? Это значит, что «C – consumption» (то есть потребление) сильно снижается, потому что расходы могут нести только те люди, которые зарабатывают деньги. Если они не зарабатывают, значит, расходы падают.

Вы отправили весь бизнес на карантин. Бизнес тоже не получает доходов. Берете в формуле звено «I – investment» (инвестиции) и звено «Ex – export» (экспорт) и ставите минус. Так как бизнес не может нести расходы, если он ничего не заработал!

Вы заморозили экономику. Снизили экономическую активность. Берете в формуле звено «G – government» (госсектор) и тоже ставите минус. Так как бизнес-активность падает, падает и объем налогов, который собирает государство. И соответственно упадут расходы.

Да, государство может увеличить дефицит, чтобы покрыть эти расходы, но вы считайте так, чтобы покрыть расходы не только государства, но и бизнеса, и частных лиц! Именно по этой причине в США и других странах государство выделяет средства на поддержку экономики – чтобы компенсировать упавший спрос!

И у меня закономерный вопрос. Когда вы принимаете решение о карантине, понимаете ли вы, как это отразится на экономике? Есть ли у вас готовые инструменты, чтобы компенсировать этот упавший спрос? Имеете ли вы возможность их запустить? Если нет, то понимаете ли вы, чем это чревато?

Поймите меня правильно. Я не пытаюсь здесь просто критиковать. Cкорее, хочу заострить внимание на действительно важных вопросах, которые часто упускают при принятии ключевых решений. Причем важно понимать, что карантин усугубил экономические проблемы и что многие из них после снятия ограничений вылезут наружу.

Потому сейчас критически важно найти решения, чтобы уменьшить экономические последствия карантина. К примеру, во всех странах мира значительную поддержку получает сектор малого и среднего бизнеса. У нас тоже на днях в первом чтении был принят очень полезный закон о поддержке бизнеса из сферы культуры, туризма и креативных индустрий. Однако я очень надеюсь, что подобная инициатива будет расширена на весь сектор МСБ.

Помимо этого, важно сосредоточиться на других решениях. И здесь я хотел бы вспомнить об использовании инструмента госзакупок для создания рабочих мест и стимулирования спроса. И это может быть не просто подметание улиц, а масштабное строительство инфраструктуры, в том числе производственных площадок для инвесторов, а также обновление изношенных капитальных инвестиций.

На фоне эпидемии коронавируса в Украине, да и в других странах, сложилась совершенно особенная ситуация: из-за действий государства, а именно в условиях масштабного ограничения экономической деятельности во время карантина, сильно пострадал ряд отраслей экономики. Речь идет прежде всего о сфере развлечений, общепите, мелкой торговле и т.д. Это в большинстве своем малый бизнес. Не забудем также о более крупных секторах, пострадавших от коронавируса, – практически полностью, например, стоит пассажирский транспорт.

Список пострадавших отраслей немалый. Более того, пострадали примерно четверть всех предприятий, которые есть в Украине. В обычных условиях я не являюсь сторонником какой-либо адресной помощи отдельным секторам экономики, так как это искажает естественную конкуренцию. Но нынешняя ситуация совершенно иная. Нужно хотя бы частично компенсировать ущерб, который нанесла экономике государственная политика, чтобы незаслуженно пострадавшие смогли сохранить и возобновить свой бизнес. Нужно также минимумом государственных средств поспособствовать созданию максимума рабочих мест, чтобы кризис не углублялся и не развивался по спирали.

Наконец, сейчас самое время провести ряд налоговых изменений:

1. Сокращение расходов госбюджета

Кабмин планирует существенно увеличить дефицит бюджета для компенсации затрат на преодоление эпидемии. Этот дефицит я настоятельно рекомендую сокращать за счет снижения расходов, а не за счет последующего увеличения налогообложения. То есть вопрос о сокращении государственных расходов стоит давно и очень остро, и этой ситуацией нужно воспользоваться, чтобы их уменьшить. Если же после окончания карантина и связанного с ним кризиса резко возрастет налоговое давление, экономическое падение затянется, и экономика будет очень медленно восстанавливаться.

2. Введение налога на выведенный капитал

Нужно воспользоваться нынешней ситуацией и ввести налог на выведенный капитал вместо налога на прибыль.

До сих пор нам говорили, что это невозможно, поскольку налог на прибыль дает огромные поступления в бюджет, а с налогом на выведенный капитал они, дескать, снизятся. Думаю, эти страхи и раньше были преувеличены, а сейчас и совсем неуместны. В кризисной ситуации больших поступлений от налога на прибыль ждать не приходится (если, конечно, все делать по закону, а не выбивать из предприятий план по налогам), поэтому нет смысла откладывать реформу.

3. Отмена фискализации для малого бизнеса

Осенью для малого бизнеса по ошибке, в турборежиме ввели фискализацию. Если сегодня, на фоне эпидемии, перед малым бизнесом стоит вопрос, открываться ему после карантина или нет, то нормы по фискализации существенно упрощают этот выбор, причем не в лучшую сторону. Зачем открываться, чтобы потом закрыться из-за фискализации?

Итак, нынешней ситуацией нужно воспользоваться, чтобы провести налоговые реформы. Это нужно делать срочно, чтобы избежать больших убытков для бюджета.