Китай решил, что пора перестать наращивать производство стали, и, похоже, правительство страны настроено серьезно – будем следить, насколько всё получится в этом году. В металлургическом сегменте M&A успех Китая налицо – Baowu продолжает консолидировать местную отрасль, и с мировым лидерством компании уже не поспоришь.

Интересные события происходят и в экологической сфере: в США задумались о копировании европейского СВАМ для защиты местного рынка. Вполне логичный шаг в условиях усиления международной конкуренции. Металлургические компании продолжают запускать интересные проекты декарбонизации, на этот раз в фокусе энергетическая сфера, ведь декарбонизация требует источников чистой электроэнергии.

Китай административно ограничивает производство стали

Любые прогнозы на рынке стали имеют невысокие шансы сбываться. Это происходит потому, что в отрасли слишком велико влияние государства, а в данном конкретном случае китайского.

Еще в конце мая Национальная комиссия по развитию и реформам Китая (NDRC) озвучила план действий по контролю над ценами на сырье в течение 14-й пятилетки. Среди таких мер регулирования назывались налоговые инструменты, меры по контролю над спросом и предложением. Во время объявления плана особое внимание представители NDRC уделили ЖРС, обратив внимание на резкий рост цен. Налоговые меры вскоре были введены в виде пошлин на экспорт и отмену возмещения НДС по экспортным контрактам. Видимо, не очень помогло. Теперь настала очередь административных ограничений спроса и предложения.

Производители стали во всех провинциях Китая получили от правительства «письма счастья» с требованием сократить объемы производства. Действительно, динамика первых пяти месяцев этого года показала рост производства на 13,9% – тут сказывается низкая база первого квартала прошлого года. Но даже май к маю прошлого года показывает рост на 6,6%. Всё это противоречит планам китайского правительства по снижению объемов производства стали в 2021 году по сравнению с прошлым годом. Поэтому, пожалуйста, снижайте объемы производства во втором полугодии, чтобы они не превышали показатель 2020 года.

В 2020 году в Китае было произведено 1053 млн т стали, а за пять месяцев этого года – уже 473 млн т. То есть, если предположить, что цель правительства будет выполнена, среднемесячные объемы производства во втором полугодии должны быть как минимум на 12% ниже, чем в первом полугодии. Это очень жесткое ограничение.

На такие новости в первую очередь должен реагировать рынок ЖРС: цены упали на 5%, до $209,7/т. С другой стороны, это событие будет означать, скорее всего, полное прекращение экспорта из Китая. Значит, за пределами Китая, в первую очередь в странах ЮВА, высвободится место для других игроков. Китайские компании за 6 месяцев этого года экспортировали 37 млн т. Кроме того, жесткое ограничение производства будет означать возможности для импорта полуфабрикатов в Поднебесную. То есть рост спроса на ЖРС в других регионах будет сдерживать просадку цен на сырье, а открывающиеся возможности для поставок в Китай и ЮВА поддержат цены на готовую металлопродукцию.

Краткосрочные последствия данного решения пока кажутся позитивными. Но очевидно, что Китай пытается «охладить» стальную отрасль путем воздействия и на спрос, и на предложение. Учитывая влияние Поднебесной на всю мировую металлургическую индустрию, эти цели приведут к «похолоданию» в глобальном масштабе.

Baowu покупает Shandong Steel Group

Сделки по слиянию-поглощению в мировой стальной отрасли – дело редкое, если смотреть на последние лет 8-9. Слабый рынок потребления не способствовал тому, чтобы металлургические компании брали на себя дополнительные риски, связанные с M&A. Идея экстенсивного развития и наращивания объемов себя изжила, компании фокусируются на эффективности. Но в отношении китайских компаний это справедливо только отчасти.

Поскольку большая часть отрасли представлена государственными компаниями, то сделки M&A проходят безоплатно для покупателя. В этом состоит секрет лидерства компании Baowu. Именно таким образом в 2020 году компания консолидировала Tisco (производитель №40 в мире) и уже в 2021-м – Kunming Steel Holdings (производитель из топ-50). Теперь настала очередь «мегасделки». Baowu покупает производителя №10 в мире – Shandong Steel Group.

В результате сделки объем производства стали объединенной компании может достигнуть 146 млн т, если судить по объемам прошлого года. Условия не разглашаются, но поскольку обе компании государственные, можно предположить, что структура сделки будет такой же. Сумма транзакции могла бы составить $15 млрд. В других условиях такая операция была бы маловероятной. Поэтому с глобальным лидерством Baowu никто поспорить не сможет.

Но для Baowu это не предел. По данным CISA, Baowu планирует достичь мощности в 200 млн т в год за счет M&A. В результате Baowu будет контролировать около 10% глобальных мощностей по производству стали.

Лидерству китайских компаний в капиталоемких секторах не приходится удивляться. В глобальном рейтинге по доходу Fortune Global 500 – 128 компаний из Китая, или каждая четвертая. В 2010 году их было всего 46 в этом рейтинге. А вот у США обратная динамика – минус 40 компаний в списке. Вот и корень торговых войн.

Американский СВАМ: эффект домино повторяется

СВАМ, пожалуй, – одна из наиболее активно обсуждаемых тем в экологической повестке. Идея внедрения СВАМ активно лоббировалась европейскими компаниями, в частности ArcelorMittal. В 2019 году Еврокомиссия включила СВАМ в European Green Deal. Но тогда не было понимания, каким образом применять СВАМ на практике, шли активные общественные дискуссии. И лишь недавно, 14 июля, Еврокомиссия опубликовала свои предложения по механизму СВАМ. Ответная реакция не заставила долго ждать.

В США появился законопроект о внедрении похожего механизма. Аргументация в точности повторяет европейские идеи: американский СВАМ необходим, чтобы выровнять правила игры для местных и зарубежных производителей, сделать импорт углеродоемкой продукции невыгодной, поощрять производство более чистой промышленной продукции и бороться с изменениями климата. Потенциальные объекты обложения СВАМ в США – сталь, природный газ, уголь, бензин.

По сути, мы видим ту же историю, что и в 2018 году: США вводят пошлины на импорт стали, а остальные страны и экономические блоки устанавливают зеркально свои торговые ограничения. Сейчас инициатором выступил Евросоюз. Можно ожидать, что принцип домино будет действовать далее, т.к. принцип зеркальности является основным в международных отношениях.

К чему это приведет? Во-первых, к трансформации протекционизма. Постепенно будет ослабевать роль традиционных инструментов защиты внутреннего рынка (импортных пошлин, квот), уступая место климатическим мерам. Во-вторых, усилится регионализация рынков стали (и не только), международная торговля будет еще больше затруднена.

В-третьих, увеличится роль двусторонних договоренностей об особом режиме торговли либо полном освобождении от СВАМ при соблюдении определенных условий. Соответственно, еще большее значение будет иметь эффективность работы дипломатов.

В-четвертых, возрастет роль государственной экономической политики, определяющей скорость «зеленой» трансформации экономики. Производители в любом случае будут стремиться сохранить экспортные поставки, а для этого потребуется декарбонизация производства. Государственные институты располагают всеми инструментами, необходимыми для ускорения декарбонизации, и в условиях новой экономической реальности будут всё активнее вовлекаться в процессы регулирования.

Так или иначе мир будет двигаться к углеродной нейтральности. Скорость этого движения будет разной по странам, т.к. их финансовые и ресурсные возможности различны. Другого пути, кроме использования лучших доступных инструментов госполитики, нет. Важно не игнорировать происходящие процессы, а как можно активнее в них включаться. Кто первый начнет идти по пути декарбонизации, тот будет иметь неоспоримые конкурентные преимущества в будущем, как бы сложно ни было сейчас.

Металлургические компании развивают свои энергетические проекты

Понимая, что для декарбонизации металлургии нужна чистая электроэнергия, всё больше металлургических компаний вовлекается в энергетические проекты. В этом направлении интересы металлургов пересекаются с интересами энергетических компаний и часто возникают идеи для кооперации.

В частности, Gerdau планирует создать с Shell Brasil совместное предприятие солнечной энергетики (мощность – 190 МВт). Этот шаг приблизит Gerdau к обеспечению своих потребностей в электроэнергии, а также позволит выйти на рынок возобновляемой энергии. Ожидается, что с 2024 года часть электроэнергии будет продаваться на рынке через трейдинговую компанию Shell.

Группа ArcelorMittal инвестировала $25 млн в компанию Form Energy, занимающуюся разработкой аккумуляторов для хранения электроэнергии. Они призваны обеспечить регулярные поставки «зеленой» электроэнергии, которые невозможны в обычных условиях (возобновляемая генерация непостоянна, и ее объемы зависят от природных условий). ArcelorMittal также рассчитывает наладить поставки своей продукции для потребностей производства аккумуляторных батарей.

Ранее ArcelorMittal в рамках фонда XCarb уже инвестировала в компанию Heliogen, разрабатывающую технологии по использованию солнечной энергии. Между сторонами подписан меморандум о тестировании разработок Heliogen на заводах ArcelorMittal.

Сотрудничество металлургических и железорудных предприятий с энергогенерирующими компаниями будет набирать обороты. Декарбонизация экономики не может осуществляться за счет одной отрасли, необходимо взаимодействие между разными участниками.

Электрификация производственных процессов – один из способов декарбонизации, причем не только металлургического производства. Поэтому можно ожидать, что компании из других секторов экономики тоже будут запускать совместные проекты с энергогенерацией. От этого выиграют все – и участники проектов, которые смогут заявить о выполнении своих экологических обязательств, и экономика страны в целом, которая приблизится к целям по сокращению выбросов СО2.

Подробнее о главных трендах и событиях отрасли читайте в следующих выпусках еженедельного мониторинга. А также на нашем портале.

На прошедшей неделе состоялся ряд важных событий в экологической сфере. На «АрселорМиттал Кривой Рог» стартовал ремонт крупнейшей доменной печи, в результате которого повысится энергоэффективность и снизится потребление сырья.

«Укрметаллургпром» и «Укртрубпром» высказались за запрет экспорта лома до 2023 года, поскольку лом является ключевым ресурсом для снижения выбросов в металлургии и в мире в последнее время обострилась борьба за доступ к источникам этого сырья.

Еврокомиссия выпустила свои предложения по СВАМ. Они не являются окончательным решением, но дают возможность продолжить дискуссию в Европарламенте.

АМКР остановит одну из крупнейших в Европе доменных печей на капитальный ремонт

«АрселорМиттал Кривой Рог» начинает комплексную реконструкцию доменной печи №9. Общий объем инвестиций в проект составит $270 млн. Процесс реконструкции будет небыстрым и завершится только к концу 2023 году. В результате будет достигнут значительный экономический и экологический эффект.

Что касается экономики, то доменную печь оснастят установкой вдувания ПУТ, что позволит снизить потребление энергии. Доменный газ будет использоваться как источник тепла, что, опять же, повысит энергоэффективность. Также в результате реализации проекта производительность домны вырастет на 36%, что даст возможность вывести из эксплуатации устаревшую ДП №7. Важно, что в результате ДП №9 будет способна работать с использованием окатышей. Срок завершения проекта как раз совпадает со сроком завершения строительства фабрики окомкования.

Экологическая составляющая проекта тоже существенна. Будут установлены новые системы аспирации. Использование окатышей также позволит снизить выбросы. Новая система охлаждения домны и система охлаждения шлака снизят потребление воды.

В результате капитального ремонта срок службы ДП №9 будет продлен на 20 лет, то есть истечет в 2043 году. К этому времени, учитывая планы компании по переходу на безуглеродное производство, должны быть приняты другие технологические решения. То есть следующие 20 лет станут последними для ДП №9.

Остановка ДП №9 на реконструкцию приведет к снижению объемов производства на предприятии, причем, учитывая длительный характер проекта, давление будет ощущаться в течение двух лет. Трудно оценить возможный уровень снижения, так как неопределенность касается возможного потенциала роста загрузки других доменных печей. Но мощность ДП №9 составляет 35% от общей мощности предприятия по производству чугуна.

Металлурги просят запретить экспорт лома из Украины

ОП «Укрметаллургпром» и объединение предприятий трубной промышленности «Укртрубпром» обратились к премьер-министру Украины Денису Шмыгалю с письмом, в котором просили запретить экспорт лома из Украины до 2023 года. Эту инициативу поддержали крупные производители в лице «Интерпайп» и АМКР.

На данный момент в Украине действует пошлина на экспорт лома в размере €58 на тонну. По мере роста цен на лом на мировом рынке пошлина перестала ограничивать экспорт. По отношению к цене лома пошлина на сегодняшний день соответствует 14%. Если экспорт не ограничить, то, по данным ОП «Укрметаллургпром», возможный объем экспорта лома из Украины в 2021 году составит 1,5 млн т при уровне заготовки в прошлом году около 3 млн т. При росте объема производства стали в Украине в этом году это будет означать необходимое увеличение ломозаготовки на 50%, с чем отрасль может не справиться.

В мире началась борьба за лом как ключевой ресурс для снижения выбросов. Большее использование лома является самым простым и доступным способом снижения выбросов парниковых газов. Например, технология PEM от компании SMS позволяет нарастить использование лома в конвертерном производстве до 35% от объема шихты, что позволит снизить выбросы углерода на 25%.

Правительство Китая планирует в следующую 14-ю пятилетку заменить 236 млн т устаревших сталеплавильных мощностей путем строительства 221 млн т новых электросталеплавильных мощностей. В случае успешной реализации этих планов электросталеплавильные мощности в Китае вырастут более чем в 2 раза. На конец 2020 года они составляли 182 млн т. Логично предположить, что потребность в ломе черных металлов вырастет в 2,2 раза к 2025 году. Но фактически рост спроса на лом в Китае может быть и выше, так как местные конвертерные производители наращивают уровень его использования. Ожидается, что китайские металлурги увеличат долю лома в шихте до 35% с текущих 15-25%, чтобы снизить выбросы. Стремясь улучшить ситуацию на внутреннем рынке, правительство КНР начало стимулировать импорт лома, хотя ранее существовал запрет на его ввоз морским транспортом. В общем, теперь Китай может быстро стать крупнейшим импортером лома в мире и оказывать давление на рынок и цены уже и в этом сегменте, так же как сейчас Китай задает цену на ЖРС.

Это вызывает беспокойство целого ряда стран. Например, группа из 70 евродепутатов призвала ввести запрет на экспорт лома из ЕС, мотивируя это тем, что ЕС мог бы добиться более значительных результатов по снижению выбросов, если бы экспорт лома был ограничен. По словам участников европейского рынка, местное законодательство определяет лом как отходы, а Евросоюз движется в сторону запрета экспорта отходов. Поэтому запрет экспорта лома из ЕС более чем реален, по крайней мере некоторых его сортов. Учитывая то, что ЕС является на сегодняшний день крупнейшим экспортером лома, ограничение поставок будет иметь катастрофические последствия для мирового рынка.

Украина должна быть готова к такого рода поворотам, так как климатическая политика ЕС в последнее время находит отражение в принятии определенных торговых барьеров. Объем выбросов становится фактором конкурентоспособности для производителей стали. Поэтому страны будут бороться за свою конкурентоспособность, а борьба за лом станет тенденцией.

Еврокомиссия предлагает ввести СВАМ с 2026 года

Еврокомиссия выпустила свои предложения по механизму СВАМ, который является частью пакета «Fit for 55». Его цель – обеспечить снижение чистых выбросов парниковых газов как минимум на 55% к 2030 году.

Кроме СВАМ, «Fit for 55» включает:

Изначально СВАМ предлагается распространить на импорт чугуна и стали, алюминия, цемента, основных органических химических веществ, электроэнергии. В то же время под действие СВАМ не попадают ферросплавы, лом и некоторые удобрения, производство которых не связано со значительными выбросами парниковых газов.

На 2023-2025 гг. рекомендуется переходный период, в течение которого ежеквартально будут подаваться отчеты об объемах импорта, прямых и непрямых выбросах СО2, связанных с производством импортируемой продукции, а также уплаченных налогах на СО2 в странах производства. За несвоевременную подачу отчетности предусмотрены штрафы.

В 2026 году планируется полномасштабный запуск СВАМ. Со стартом действия этого механизма импортеры будут обязаны покупать СВАМ-сертификаты. Их количество будет зависеть от выбросов СО2, связанных с производством импортируемой продукции, а также объема бесплатно распределяемых квот в ЕС. Цена СВАМ-сертификатов будет рассчитываться еженедельно путем усреднения цен на парниковые квоты в EU ETS.

Объем пула СВАМ-сертификатов предполагается не ограничивать, чтобы не создавать препятствий в торговле. Срок действия СВАМ-сертификатов – 2 года. Соответственно, импортеры могут попытаться получить выгоду от колебаний цен на СО2. Возможности свободной перепродажи СВАМ-сертификатов отсутствуют: декларант, отчитавшийся об импорте углеродоемкой продукции и купивший СВАМ-сертификаты, сможет продать до 1/3 купленных сертификатов. Покупателем в этом случае выступит орган, выпустивший СВАМ-сертификаты.

Предусматривается возможность для расчета СВАМ-платежей использовать фактические выбросы СО2 в странах, откуда ЕС импортирует продукцию. Для этого планируется создать базу данных, в которой будут аккумулироваться верифицированные данные о выбросах СО2 на уровне предприятий-экспортеров. Если фактические выбросы невозможно рассчитать, предполагается использовать усредненные бенчмарки выбросов, установленные на основе системы мониторинга и верификации.

Первоначально СВАМ предлагается рассчитывать, исходя из прямых выбросов СО2. При этом не исключается возможность пересмотра механизма в дальнейшем. Еврокомиссия, например, оставляет за собой право расширить как объем выбросов, так и список секторов, облагаемых в рамках СВАМ. В частности, в документе уже есть рекомендация распространить СВАМ на импорт труб, чтобы исключить возможность избегания СВАМ-платежей от импорта стали за счет наращивания импорта более сложной продукции.

Предложения Еврокомиссии в целом совпадают с ожиданиями участников рынка и содержат ряд положительных моментов (переходный период, учет бесплатных квот в ЕС, использование фактических выбросов СО2 для расчета СВАМ-платежей). Однако это только предложения для дальнейшей дискуссии. Полностью механизм действия СВАМ еще не сформирован, и итоговый вариант будет зависеть от решения Европарламента.

Подробнее о главных трендах и событиях отрасли читайте в следующих выпусках еженедельного мониторинга. А также на нашем портале.

Постпандемический рост цен на сырьевые товары и сталь оказался неожиданным последствием быстрого восстановления экономики. Высокие цены на сталь нравятся металлургам, не нравятся потребителям. Но последние ограничены во влиянии на ценообразование. Не пытаются влиять на него и правительства многих стран мира.

Среди основных причин высоких цен на сталь и сырьевые товары промышленного назначения можно назвать такие:

«Цены выросли в связи с двумя факторами: первый – восстановление глобального спроса после пандемии; второй – большое количество ликвидности, которая была эмитирована центральными банками разных стран в качестве экономического стимула», – отмечает Константин Фастовец, руководитель аналитического отдела ИК «Адамант Капитал».

Фактор Дракона

Наверное, главным фактором в борьбе с ростом цен на сталь будут усилия властей Китая. Они действуют по принципу «я тебя породил, я тебя и убью» – в том смысле, что именно Поднебесная со своим высоким спросом в прошлом году была основной причиной роста цен на железорудное сырье и сталь.

Все последние годы власти Китая, как и других развитых стран, планомерно ужесточают экологические требования к металлургическим компаниям. Поднебесная включилась в гонку за сокращение выбросов СО2. Помимо того, китайские власти взялись за сокращение избыточных сталеплавильных мощностей – на 236 млн т к 2025 году, – а также за модернизацию производства суммарной мощностью 221 млн т.

Однако прямое влияние на ценообразование в Китае уже оказали ряд принятых мер:

Также китайские власти хотят провести в 2021-2025 гг. реформу ценообразования на сырьевых рынках. В частности, Госкомитет по развитию и реформам КНР будет совершенствовать систему мониторинга цен на сырье и подготовит план мер в ответ на чрезмерную волатильность цен, например, на железную руду и медь. Расследование причин резкого повышения цен на уголь и железную руду уже начато. Также регулятор будет бороться с монополиями на сырьевых рынках и накапливанием избыточных запасов сырья.

С другой стороны, по мнению аналитиков Goldman Sachs, Китай больше не является центром ценообразования на сырье. Суть в том, что темпы восстановления спроса на развитых рынках и возникший вследствие этого дефицит сырья позволяют предположить, что роль западных потребителей при ценообразовании существенно выросла, а Поднебесная потеряла свою главенствующую роль. Тем более что на восстановление экономики после пандемии власти США и ЕС уже потратили триллионы долларов и евро и готовы направить не меньшие на новые экологические цели.

При этом приуменьшать роль Китая в ценообразовании на сырьевые товары и сталь никак нельзя.

«Конечно же, Китай продолжает оказывать огромное влияние на рынок, поскольку он производит больше половины стали и почти столько же потребляет. Сколько данная ситуация продлится на самом деле, не знает никто. Но однозначно можно сказать, что ожидать текущих уровней цен в долгосрочной перспективе не стоит», – уверен Константин Фастовец.

Неблагодарные прогнозы

В конце прошлого и начале текущего года аналитики ожидали, что высокие цены продержатся до конца первого квартала 2021 года или до начала лета. Мол, металлурги возобновят работу всех остановленных во время пандемии мощностей, и ценовая ситуация вернется к нормальному состоянию. Но потом сроки ожиданий снижения цен сдвигались все дальше.

Динамика цен на сталь и сырье стабилизируется, когда будет найден баланс между спросом и предложением. Только сторонники «теории суперцикла» уверены, что котировки будут расти, но реалисты считают, что уже в краткосрочной перспективе период высоких цен подходит к концу.

Конечно, любые прогнозы традиционно неблагодарное дело, но все-таки лучше знать, чего ожидают специалисты рынка. С одной стороны, аналитики Bank of America (BofA) ожидают, что во второй половине 2021 года цены на сталь начнут резко снижаться. И вообще, в BofA сложившуюся на рынке стали ценовую ситуацию называют «пузырем, который может лопнуть в любой момент».

Согласно прогнозу FocusEconomics, повышающий тренд динамики цен на основные сырьевые товары начнет «выдыхаться» уже летом текущего года, а до конца периода будет ощутимое снижение. В следующем году тенденция на снижение котировок продолжится. Аналитики ожидают, что средние цены на сталь в Европе и США уже к концу текущего года снизятся на 18,5%, до $1042/т, и на 26,66%, до $1105/т. К концу 2022 года снижение составит уже 40,5%, до $760/т, и 47,5%, до $790/т соответственно.

С другой стороны, Moody’s прогнозирует высокие цены на рынке в 2021 году из-за ограничений предложения и отсутствия крупных проектов расширения мощностей в ближайшие годы.

В свою очередь агентство Fitch повысило свой краткосрочный прогноз средних мировых цен на сталь – до $800/т с ожидаемых ранее $660/т. Причем цены начнут стабилизироваться по мере приближения второй половины года. В следующем году аналитики ожидают снижения котировок в среднем до $600/т. Напомним, что в 2020 году средний уровень цен на сталь в мире составил $582/т.

«Это даже не восстановление после экономического кризиса, это перезапуск после пандемии, после которого баланс спроса и предложения на сталь должен, я предполагаю, нормализоваться очень быстро. Не так быстро, как могло показаться ещё недавно (прогнозирование в такой ситуации оказалось неблагодарным занятием), но вряд ли цены будут такими высокими, как во втором квартале 2021 года, на протяжении нескольких лет. Возможно, несколько месяцев, от силы пару кварталов», – считает Дмитрий Хорошун, аналитик Concorde Capital.

Ключевым фактором роста цен является дефицит металлопродукции. Пока он будет, цены будут оставаться высокими. По оценкам ассоциации Eurometal, дефицит стальной продукции на европейском рынке (около 3 млн т) может сохраниться по меньшей мере до конца текущего года.

Уже в следующем году можно ожидать сокращения потребления стали, так как процессы восстановления мировой экономики после пандемии могут завершиться, экономики большинства стран войдут в привычный режим умеренного роста, а объемы монетарного и фискального стимулирования могут сократиться.

«Китай уже начал снижать темпы денежно-кредитного стимулирования, и через пару кварталов, если эта тенденция продолжится (что я считаю вероятным), спрос на сталь в Китае ослабнет. В США Федеральная резервная система, вероятно, всерьез заговорит о сворачивании количественного смягчения уже в июле-сентябре. Это может заставить рынки начать учитывать приближающееся сжимание ликвидности. Кредиты, по крайней мере долларовые, могут стать дороже во всем мире, что нормализует (но не обвалит) спрос и цены на сталь после их быстрого роста», – говорит Дмитрий Хорошун.

По оценкам WorldSteel, мировое потребление стали в текущем году вырастет на 5,8% – до 1,77 млрд т. Но в 2022-м рост замедлится до 2,7%, и по итогам года объем рынка достигнет 1,92 млрд т. Это значит, уже в следующем году можно рассчитывать на преодоление дефицита металлопродукции.

Другой взгляд

Развитые страны не только вливали огромные средства в восстановление своих экономик после пандемии, но готовы продолжать это делать как для инфраструктурного развития, так и для достижения амбициозных экологических целей по снижению выбросов. Все это потребует огромного количества стали и других металлов. Если посмотреть с этой точки зрения, то и в последующие годы спрос на сырье будет оставаться высоким.

«Цены определяются спросом и предложением. Рост цен связан прежде всего с ограниченностью предложения: производители не успевают удовлетворить спрос на металлопродукцию, который активизировался после снятия карантинных ограничений. С целью поддержки экономики правительства разных стран наметили реализацию инфраструктурных проектов. Эти проекты являются долгосрочными и, соответственно, спрос на металлопродукцию будет сохраняться в долгосрочном периоде», – говорит Андрей Глущенко, аналитик GMK Center.

Спрос почти гарантированно вырастет в разы на никель, медь, литий, алюминий, кобальт – все то, что требуется для достижения климатических целей. Сталь тоже нужна, но увеличения спроса в разы не ожидает никто.

«Преодоление дисбаланса между спросом и предложением потребует времени. С высокой вероятностью можно сказать, что в этом году период высоких цен не закончится», – считает Андрей Глущенко.

Еще одной стороной медали является промышленная инфляция – котировки на сталь в будущем могут оставаться на высоком уровне из-за тотального роста цен и увеличения издержек для достижения целей по снижению выбросов. В условиях общего увеличения всех видов затрат металлурги будут перекладывать расходы на конечного потребителя, в результате чего цены номинально могут остаться высокими.

Слабые признаки

Первые признаки снижения цен на металлопродукцию начали проявляться в начале июня. Но говорить про устойчивый тренд пока еще рано. Важно учитывать, что динамика цен на одну и ту же металлопродукцию на разных региональных рынках различается. Выше всего цены в США и Европе. Виной тому защитные пошлины и торговые ограничения, которые создают на тамошних рынках искусственный дефицит и позволяют ценам оставаться на высоком уровне.

Более того, в ближайшей перспективе мало что указывает на то, что на рынках США и Европы цены сколь-нибудь существенно пойдут вниз. В частности, этому будет способствовать то, что Европа еще на три года продлила квоты на импорт. Данная мера будет поддерживать цены на высоком уровне, так как дефицит поставок в Европе сохранится. Кроме квот, объемы поставок сдерживает ряд антидемпинговых мер.

Кроме того, плановые ремонты на метпредприятиях в США и ЕС во второй половине года еще больше будут способствовать сохранению дефицита металлопродукции. Потери от ремонтов в США S&P Global Platts оценивает в 1,2-1,3 млн т. В Европе же на ремонты будут остановлены доменные печи производительностью более 6 млн т в год.

Местный рынок

Внутренние цены на сталь в Украине следуют за экспортными с определенным лагом, однако признаки определенного охлаждения рынка уже есть. Если тенденция снижения экспортных котировок будет устойчивой, цены для внутреннего рынка также будут снижаться.

Источник данных: УЦСС

С другой стороны, рост цен привел к значительному удорожанию металлопродукции на внутреннем рынке. Это предопределяет автоматическое повышение цен на всю металлосодержащую продукцию по цепочке.

«Если в прошлом году мы покупали судовую сталь для строительства барж по 16-18 тыс. грн за тонну с НДС, то сегодня цена уже 38 тыс. грн. Для одной баржи нужно 1200 т стали, и с удорожанием в два раза мы не можем угнаться за таким ростом», – говорит Александр Григоренко, директор судоходной компании «Грейн-Трансшипмент».

Индекс цен производителей промпродукции в январе-мае внутри страны вырос на 19,9%, в частности в добыче металлических руд – на 260%, в металлургии и производстве готовых металлоизделий – на 37%.

Наша участь

Рост цен на сталь и железорудное сырье благотворно отразился на украинском экспорте и привел к значительному росту валютной выручки предприятий ГМК по итогам пяти месяцев:

В Минэкономики, основываясь на отраслевых данных ОП «Укрметаллургпром» за январь-май, ожидают, что украинские метпредприятия увеличат:

Все это должно позитивно отразиться на всей экономике страны в виде стабильности валютного курса, роста налогов и зарплат. Кроме того, позитивная конъюнктура позволит предприятиям ГМК получить дополнительные средства для проведения экологической модернизации своих мощностей. В этом вопросе отрасль пока может рассчитывать только на собственные инвестиции, а не на господдержку, как в развитых странах.