«Коронавирус нанес тяжелый удар сталелитейному сектору ЕС. Кризис четко показал, что металлургических мощностей в Европе в избытке. Это повышает вероятность возвращения к планируемым ранее слияниям и поглощениям», – пишут в своей колонке редактора S&P Global Platts Анналиса Вилла и Лаура Варриале.

В период спада рынка, вызванного пандемией, в Европе было приостановлено около 18,9 млн т сталеплавильных мощностей – больше, чем в любом другом регионе. И это на фоне сокращения производства в 2019 году.

К середине мая производители стали по всей Европе возобновили производство, но отрасль столкнулась с беспрецедентной ситуацией: EUROFER не смогла сформировать производственный прогноз, так как заводы всё еще не имели достаточной ясности относительно своих заказов.

Падение спроса, вызванное масштабными карантинами, – не единственная проблема производителей стали. Нынешний глобальный кризис в сфере здравоохранения несколько отодвинул Brexit на второй план, но проблема никуда не делась – приближается конец переходного периода. На европейскую промышленность продолжает оказывать давление импорт: ЕС, как известно, начал еще одно антидемпинговое расследование, на этот раз против турецкого импорта.

Строительный и автомобильный сектора ЕС, основные потребители сталелитейной промышленности, тоже пострадали: из-за карантинов закрывались строительные площадки, особенно в секторе гражданского строительства.

В марте европейское автомобилестроение практически полностью остановилось. Европейская ассоциация автопроизводителей радикально пересмотрела свой прогноз относительно регистрации легковых автомобилей в 2020 году до -25% в годовом исчислении. То есть ассоциация ожидает, что в этом году автопродажи в Европейском Союзе снизятся более чем на 3 млн единиц, до 9,6 млн единиц.

После первых волн кризиса, в период с середины марта по май, рынок ЕС сократился на 41,5%. Ожидается, что ситуация немного улучшится в ближайшие месяцы, поскольку ослабляются карантинные меры. Некоторые страны планируют как можно быстрее возобновить строительные проекты, чтобы использовать их как антициклический инструмент во время беспрецедентного экономического спада. Между тем, металлургия, как и другие отрасли, ищет поддержки властей, чтобы удержаться на плаву.

Очень медленное восстановление

В Германии, крупнейшем производителе стали в ЕС, восстановление происходит еще медленнее. В ThyssenKrupp заявили, что ожидают до конца лета сокращения производства на 20-30% своих мощностей. Salzgitter планирует продолжать сокращать производство из-за мрачных перспектив относительно оставшейся части года. В первом квартале 2020 года объемы производства стали в Германии сократились на 10% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года.

Италия – вторая по объемам производства сталелитейная страна ЕС. В 2019 году итальянские металлургические компании произвели 23 млн т сырой стали.

Италия первой возобновила сталелитейное производство в кризис – еще с конца апреля. В мае производство в Италии сократилось на 43,6%, до 1,25 млн т, согласно официальным данным, опубликованным WorldSteel. Источники сообщают, что заводы продолжают работать на низкой мощности.

В своих отчетах о прибылях и убытках за первый квартал европейские металлургические заводы прогнозируют очень низкий уровень производства. Прибыль ожидается лишь во втором квартале. Впервые европейские металлурги не смогли дать полный прогноз относительно своего производства на третий и четвертый кварталы. Главный посыл – балансы будут ухудшаться, так как ожидается, что восстановление спроса будет медленным. Возврат к докризисным уровням ожидается не ранее конца этого года.

По мнению европейских производителей стали, даже после окончания пандемии внешние риски в 2021 году будут влиять на металлопотребляющие сектора, а также будут препятствовать инвестициям. Масла в огонь подливает Brexit, окончательное соглашение относительно которого должно быть достигнуто до конца 2020 года.

Торговые трения

В мае Европейская комиссия начала антидемпинговое расследование в отношении импорта горячекатаного плоского проката, поступающего из Турции. В том же месяце Еврокомиссия уведомила ВТО, что с 1 июля глобальная защитная квота на импорт горячекатаного рулона будет переведена в страновые квоты, как это применяется к другим стальным продуктам.

Что касается антидемпингового расследования в отношении горячекатаного проката из Турции, то это ответ на рост турецкого импорта и сравнительно низкие цены на него. Это означает, что турецкий импорт столкнется с более жесткими ограничениями, хотя последние данные EUROFER показали существенное годовое сокращение турецкого импорта в первые три месяца этого года.

В марте импорт г/к проката в ЕС упал на 16% в месячном исчислении и на 40% в годовом исчислении, до 452 тыс. т. Объемы турецкого импорта были на 56% ниже, чем в марте 2019 года – 319 тыс. т. Согласно уведомлению ЕС в ВТО, содержание которого стало известным S&P Global Platts, Турция может экспортировать в ЕС 344 тыс. т горячекатаного проката в квартал, начиная с 1 июля, с аналогичными квартальными ограничениями в последующие периоды вплоть до второго квартала 2021 года.

Возврат к консолидации?

Учитывая, что европейская сталелитейная промышленность переживает депрессию, а маржа снижается, может возобновиться активность по слияниям и поглощениям, чтобы помочь заводам сократить расходы.

ThyssenKrupp, крупнейший производитель стали в Германии, заявил в мае, что новые условия на рынке стали повысят потребность в консолидации: у Европы слишком много мощностей. Компания возобновила переговоры о слиянии с неназванными партнерами. Также после краха слияния с Tata Steel в 2019 году ThyssenKrupp активно ищет возможности консолидации сталелитейных предприятий для экономии затрат. На рынке говорят, что шведская сталелитейная компания SSAB и китайская сталелитейная компания Baosteel также будут участвовать в этих переговорах.

Кроме того, постоянно появляются сообщения о том, что ArcelorMittal может отказаться от своего итальянского актива Ilva, работающего в Таранто. Вдобавок к спекуляциям относительно стратегии компании на период 2020-2025 годов, представленной правительству Италии, ArcelorMittal Italia снизил цель по увеличению производства сырой стали к 2025 году с 8 до 6 млн т, что предполагает и сокращение 3300 рабочих мест в процессе. Отраслевые источники предположили, что запросы ArcelorMittal на получение государственных займов для финансирования приобретения Ilva теперь могут быть проблематичными, учитывая запланированное снижение объемов производства и сокращение штата. Источники, близкие к итальянскому правительству, заявили, что правительство поделилось на тех, кто хочет, чтобы ArcelorMittal остался, и тех, кто хочет сохранить Ilva, но без участия ArcelorMittal.

Нужно новое направление

Текущий кризис вновь выдвинул на первый план проблему избыточных мощностей в европейском сталелитейном секторе. Металлурги в регионе годами ориентировались на автомобильный рынок, открывая ранее остановленные производственные линии или создавая совершенно новые.

Спрос на сталь со стороны автомобильной промышленности рос, пока не изменились требования по выбросам. В 2018 году тренд изменился. Участники рынка долго боялись замедления, но заводы продолжили свою гонку. Те, кто продавал больше всего продукции автомобилестроителям, сейчас страдают больше всего.

Интересно, станет ли пандемия последним толчком, который заставит заводы бороться с избыточными мощностями?

Оригинальную версию колонки читайте здесь

«Металлурги быстро отреагировали сокращением мощностей на внезапное падение спроса на сталь, вызванное пандемией коронавируса. Когда и как восстановится отрасль, предсказать крайне сложно, ведь потребляющие секторы все еще под давлением», – пишет Тоби Вудолл в колонке для S&P Global Platts.

Согласно исследованию «ВТБ Капитал», по состоянию на 18 мая в мире приостановлено 7% сталелитейных мощностей, без учета Китая. И без того перегруженный сталелитейный сектор Европы понес серьезные потери – прекратили работу 12% всех мощностей, или 18,9 млн т. В США приостановлено 15% мощностей (13,6 млн т).

По словам аналитиков «ВТБ Капитал», крупнейшая в мире сталелитейная компания ArcelorMittal приостановила в период с 19 марта по 22 апреля примерно 24,5 млн т мощностей по всему миру – от Америки до Азии. Компания ожидает, что во втором квартале поставки упадут на 25,6% по сравнению с 19,5 млн т в первом.

В Китае с конца марта производство стали быстро росло, но спрос снизился. Вопрос в том, сколько мощностей будет закрыто навсегда.

Европа

Европейская сталелитейная ассоциация EUROFER ожидает, что спрос на сталь в ЕС сократится в 2020 году на 10-20% (и это после сокращения на 5,3% в 2019 году, что было худшим показателем с 2012 года). В четвертом квартале 2019 года, еще до наступления пандемии, в регионе наблюдалось сокращение потребления на 10%.

«В связи с тем, что показатели [индекса менеджеров по закупкам] в Европе достигли рекордно низкого уровня, прогнозируемость очень низкая. Неизвестно, когда начнется восстановление. Понимая это, основные производители стали в Европе уже приняли решительные меры», – отмечает Гетц Гроссман, вице-президент Moody’s.

Также ЕС испытывает большее давление со стороны дешевого импорта, чем другие регионы, считает Гроссман. В апреле еврокомиссар по торговле Фил Хоган предупредил, что на фоне глобального кризиса производители стали могут столкнуться с притоком дешевого импорта из-за роста мировых запасов. Европейская комиссия в середине мая начала расследование в отношении импорта горячекатаного плоского проката из Турции.

По данным EUROFER, на долю Турции пришелся наибольший объем импорта готовой стальной продукции в ЕС в феврале – 320 тыс. т, за ней следует Россия – 290 тыс. т. Ожидается давление со стороны импорта, как только повысится спрос и нормализуются рыночные условия.

Мартина Мерц, генеральный директор крупнейшего в Германии производителя стали Thyssenkrupp AG, заявила на конференции 19 мая, что компания может в ходе реструктуризации продать свое убыточное металлургическое подразделение. Главная причина – избыточные мощности и снижающийся спрос. По словам финансового директора компании Клауса Кейсберга, избыточный потенциал может продолжить расти после пандемии.

Северная и Южная Америка

По словам Кэрол Коуэн, старшего вице-президента Moody’s, которая занимается металлургической промышленностью США, в 2020 году продажи в Штатах снизятся на 25%, а в 2021 году – на 16%. При этом отрасли может потребоваться не менее 2-3 лет, чтобы вернуться к прежним оборотам. Пандемия также ускорила такие тенденции, как переход к удаленной работе, то есть высок потенциал преобразования отрасли в долгосрочной перспективе, отмечает Коуэн.

За последнюю неделю загрузка мощностей немного увеличилась. Отчасти это связано с ожиданием перезапуска работы автопроизводителей, который уже начался на отдельных заводах, отмечает Коуэн. «Автомобильная промышленность, похоже, в какой-то мере возобновится, но это займет определенное время. Думаю, немного преждевременно ожидать чего-то особенно значимого», – сказала она.

«Временное закрытие мощностей перерастет в постоянное», – написали аналитики UBS Securities 14 мая. По мнению аналитиков банка, около 15 млн т из примерно 25 млн т сокращенных мощностей в Северной Америке возобновят работу, а 10 млн т, скорее всего, так и останутся закрытыми. Причина – ожидание запуска новых мощностей и нехватка спроса.

Россия

В отличие от остальной части Европы, в России не было никаких остановок предприятий, несмотря на наибольшее число подтвержденных случаев коронавируса на континенте. Российские металлургические компании будут экспортировать то, что не может быть продано внутри страны, сообщил Market Intelligence руководитель отдела исследований BCS Global Markets Кирилл Чуйко. ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат», ведущий российский производитель, снизил в мае продажи на внутреннем рынке на 40-50% и при этом удвоил экспорт. По словам Чуйко, пострадают только небольшие компании, эксплуатирующие электродуговые печи.

Однако, по словам Чуйко, российским заводам могут грозить антидемпинговые расследования, поскольку придется продавать продукцию по любой цене.

«На строительный сектор приходится около 66% спроса конечного потребителя на сталь в России. Далее следуют производители труб, но они пострадают из-за сокращения добычи нефти и газа», – сказал Денис Перевезенцев, вице-президент Moody’s, занимающийся металлургической отраслью России и СНГ.

Российские производители, тем не менее, остаются конкурентоспособными. Рубль существенно обесценился с начала года. «У них также есть возможность увеличить долю продаж на экспортных рынках. Некоторые уже продемонстрировали это [в первом квартале], другие будут продолжать увеличивать долю экспортных продаж [во втором и третьем кварталах]», – сказал Перевезенцев.

С премией около $100/т внутренний рынок остается очень важным для российских производителей, несмотря на все трудности. Ситуация на экспортном рынке все еще очень сложная, особенно в Европе. С учетом этого, по словам Перевезенцева, одной из возможностей для российских сталелитейных компаний станет увеличение доли продаж в Европе.

Страны с собственной железной рудой, такие как Бразилия, Индия и Россия, пытаются экспортировать больше стали – их внутренние рынки слабы. Но маржа будет небольшой из-за снижения спроса, считает аналитик Bank of America Тимна Таннерс. Цены на железную руду остаются высокими, что оказывает давление на маржу – особенно европейских производителей стали.

Оригинальную версию колонки читайте на S&P Global Platts

«По мере того как снижается уровень заболеваемости COVID-19, правительства разных стран начинают ослаблять карантинные меры и переходят к активизации экономики», – пишет Пол Робинсон, директор CRU Group. Во время мирового финансового кризиса 2008-2009 гг. цены на сырьевые товары восстановились быстро. Можем ли мы ожидать того же сейчас? Вполне возможно.

Впрочем, есть загвоздка. Китайская экономика на сегодняшний день гораздо более продвинута, поэтому правительство вряд ли вложит столь же большие средства в строительство инфраструктуры и металлургию, как тогда (именно это помогло возобновиться ценам на сырье). Правительствам других стран также не хватает денег для запуска больших инфраструктурных инициатив.

Кроме того, нет той глобальной воли к совместной работе и преодолению экономического кризиса, как во время обвала 2008-2009 гг.

Соответственно, очень тяжело прогнозировать, как быстро и в какой мере будет восстанавливаться глобальная экономика. Наконец, существует опасность, что несогласованная политика замедлит восстановление сырьевых рынков.

Обнадеживает то, что социальное дистанцирование оказывает наибольшее влияние на сектор товаров и услуг. Что потребители будут делать с оставшимся у них доходом? Будут экономить или будут тратить на более серьезные покупки вроде авто или товаров для дома?

Более того, сегодня экономика не переживает кредитный спад, как это было в 2008 году. В этом году инвесторы будут активно искать, куда вложить средства. Если металлурги смогут доказать, что маржа важнее объемов, отрасль выиграет.

Первые сигналы о восстановлении Китая также воодушевляют: восстанавливается спрос на сырьевые товары внутри страны. Индексы закупок, данные по промышленному производству, строительная активность и продажи автомобилей демонстрируют признаки некоторого восстановления. Наши коллеги из Китая говорят, что реальная ситуация на месте соответствует этим данным.

Улицы снова полны людей, правительство активно занимается восстановлением экономики. Однако сектор обслуживания потребителей всё еще в тяжелом положении. О производстве металла впрок и новых инфраструктурных проектах разговоров немного, но ситуация прояснится после Национального народного конгресса Китая, который состоится в конце этого месяца.

Пройдет еще 3-6 месяцев, прежде чем мы поймем, как видоизменились потребительские расходы и, следовательно, как это повлияет на бизнес. Однако это не должно помешать металлургам предпринимать некоторые меры. Возможности для управления неопределенностью спроса есть. Цены на промышленные металлы, сталь и удобрения, по данным CRU, упали с начала марта только на 6-12%.

Акции остаются устойчивыми. Например, индекс S&P/ASX 300 Metals and Mining снизился менее чем на 5% за тот же период. Конечно, есть и заметные исключения из этого позитивного прогноза, например в секторе энергетического и металлургического угля. Международный экспорт сильно пострадал из-за остановки производств в Европе и Индии.

Уровень долга горнодобывающей промышленности также остается управляемым при хорошем уровне ликвидности. Есть пространство для маневра в случае необходимости, а управленческие команды вооружены недавним опытом снижения затрат. Устойчивость сектора была недавно подтверждена Fitch Ratings: агентство оставило кредитные рейтинги Anglo American, BHP и Rio Tinto без изменений.

В течение следующих полутора лет сталелитейная отрасль должна продемонстрировать решительность на пути к сбалансированию своих рынков. Компании должны разумно управлять денежными резервами, чтобы поддерживать позитивные настроения по отношению к сектору. В последние годы много обсуждался контроль за предложением и мощностями. Этот вопрос также должен оставаться актуальным. Если отрасль будет держаться этой линии, цены на сырьевые товары, акции и связанные с ними долговые обязательства в ближайшие недели и месяцы могут отскочить.

Оригинальную версию колонки читайте здесь