«У Австралии появилась историческая возможность: страна может создать многомиллиардный, ориентированный на экспорт производственный сектор, задействовав развитую здесь возобновляемую энергетику», – пишет Тони Вуд в заметке к соответствующему исследованию Института Греттана.

Задействовав мощную ветровую и солнечную энергетику Австралии для производства энергоемких «зеленых» продуктов, можно создать десятки тысяч рабочих мест в регионах, где сейчас работают десятки тысяч шахтеров и работников смежных отраслей. Их рабочие места находятся под угрозой, ведь весь мир борется с проблемой изменения климата путем сокращения выбросов парниковых газов.

Заняв около 6,5% мирового рынка стали, можно добиться около $65 млрд доходов от экспорта в год и создать 25 тыс. рабочих мест в Квинсленде и Новом Южном Уэльсе.

Изменения климата – серьезный вызов для Австралии, это угроза здоровью жителей, а также сельскому хозяйству и туризму. С другой стороны, борьба с ними может затронуть десятки тысяч австралийцев, работающих в отраслях, где используется ископаемое топливо.

Предлагаемый план может стать беспроигрышным вариантом: это и новая экспортная отрасль, и сокращение выбросов, и создание рабочих мест.

Производство «зеленой» стали может способствовать превращению Австралии в сверхдержаву в сфере возобновляемых источников энергии, а также создать рабочие места в ключевых для страны регионах.

При производстве «зеленой» стали вместо металлургического угля применяется водород, полученный с использованием возобновляемых источников энергии. Наличие в Австралии мощной ветровой и солнечной энергетики означает, что мы можем производить водород и, соответственно, «зеленую» сталь, дешевле, чем такие страны, как Япония, Южная Корея и Индонезия.

Чтобы начать производить ее на экспорт, потребуются промышленные кадры. Рабочие угольных шахт центрального Квинсленда и долины Хантер (Новый Южный Уэльс) будут идеальным вариантом. Гораздо дешевле производить «зеленую» сталь там, где рабочая сила доступнее и дешевле, чем в Пилбаре (даже несмотря на стоимость доставки железной руды на восточное побережье).

Инвестиции в создание экспортной отрасли глобального масштаба, конечно, должны прийти из частного сектора, но правительству стоит начать действовать уже сейчас, чтобы не упустить появившуюся возможность.

Для создания своеобразного плацдарма для отработки технологий по производству стали с низким уровнем выбросов федеральное правительство должно поспособствовать запуску некоего флагманского проекта. Это может быть производство стали в Западной Австралии с использованием дешевого газа вместо угля. Или же модернизация сталелитейных заводов в Порт-Кембле или Вайалле.

Властям также следует финансировать и публиковать предкоммерческие исследования геологического потенциала Австралии для хранения водорода. И федеральные, и местные органы власти должны играть определенную роль в координации землепользования и регионального развития, а также помогать работникам в переподготовке.

Слишком долго добавочная стоимость австралийских энергетических и минеральных ресурсов, а также создание надежных рабочих мест в производственных и экспортных отраслях были мечтой. Теперь же, если всё будет сделано правильно, мы решим «великую климатическую головоломку», которая не дает покоя стране более десяти лет.

Оригинальную версию текста читайте здесь

Как показывает опыт, в том числе необходимость принятия Закона Украины «Об основных принципах государственного надзора (контроля) в сфере хозяйственной деятельности», при отсутствии единой системы возникают хаос в государственных институтах, их беспомощность и незащищенность прежде всего интересов государства и общества.

Профессиональная ассоциация экологов Украины разделяет и поддерживает необходимость реформирования системы государственного надзора (контроля) в сфере охраны окружающей природной среды, но законопроекты №3091 от 19.02.2020 и №3091-1 от 05.03.2020 мы воспринимаем критически, поскольку озвученные ранее проблемные вопросы действующей системы не только остаются нерешенными, но и усугубляются. Поэтому предлагаем отклонить оба проекта законов и рассмотреть альтернативные решения.

Указанные проекты нарушают:

  1. Конституционный принцип деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, в соответствии с которым эти органы, их должностные лица обязаны действовать только на основании, в пределах полномочий и способом, которые предусмотрены Конституцией и законами Украины (ст. 8, 19 Основного закона);
  2. Принцип надлежащего управления, согласно которому, когда речь идет о вопросах общего интереса, государственные органы должны действовать своевременно и надлежащем и как можно более последовательным образом.

Оба проекта не предусматривают исчерпывающего порядка, способа и оснований для осуществления должностными лицами контролирующего органа мер государственного экологического контроля (в том числе проверок, рейдов, патрулирования, реагирования на вызовы).

Такая ситуация создает как коррупционные риски, так и возможность обжаловать любые действия должностных лиц контролирующего органа по формальным основаниям, что исключает осуществление мер государственного экологического контроля.

Европейский Суд подчеркивает особую важность введения внутренних процедур государства, которые усилят прозрачность и ясность действий контролирующих органов, минимизируют риск ошибок и будут способствовать юридической определенности в гражданских правоотношениях. Кроме того, Европейский суд по правам человека в своем решении по делу Ивонн ван Дуйн отметил, что если государство или орган публичной власти одобрили определенную концепцию своей политики или поведения, такое государство или такой орган будут считаться действуюющими противоправно, если они отступят от такой политики или поведения в отношении физических и юридических лиц по своему усмотрению.

Предложенные проекты не соответствуют Концепции реформирования системы государственного надзора (контроля) в сфере охраны окружающей природной среды, одобренной распоряжением Кабинета Министров Украины №616 от 31.05.2017 на начальном этапе, нарушая принцип надлежащего управления.

Кроме того, нарушен принцип обоснованности и соразмерности в отношениях власть – бизнес. Сейчас инспекционный портал предусматривает более 30 центральных контролирующих органов и их территориальных органов.

Формирование специального закона по каждому контролирующего органу нарушает баланс правовых основ организации государственного контроля за хозяйственной деятельностью в Украине в целом, разрушает унифицированное согласованное правовое поле государственного контроля, формирует непрозрачную систему принятия решений по выявлению и наказанию нарушителей природоохранного законодательства.

Уже сейчас в рамках государственного экологического контроля законодатель предусмотрел различные процедуры, порядок и основания осуществления мер контроля в отношении производства, импорта, экспорта, хранения, использования, размещения на рынке и обращения с озоноразрушающими веществами, фторированными парниковыми газами, товарами и оборудованием, содержащих или использующих их, парниковых газов.

ПАЭУ (Профессиональная ассоциация экологов Украины) предлагает создать интегрированный орган экоконтроля – совместить функции экоинспекции с природоохранными функциями других органов.

Именно это позволит комплексно решать проблемы окружающей среды, а не фокусироваться только на проверках предприятий.

В последнее время бизнес поднимает вопрос о скорейшем выходе из карантина, ведь прошлогодний спад производства уже дает о себе знать. Многие эксперты говорят о том, что промышленные предприятия в ближайшее время будут вынуждены еще больше сокращать производство и персонал, а модернизацию придется отложить на далекое будущее. А также о том, что украинская промышленность не может себе позволить реализовывать энергоэффективные мероприятия, поскольку на это не хватает ресурсов.

Об этих и других вопросах, которые волнуют промышленников, говорили на панельной дискуссии «Энергосбережение в промышленности», состоявшейся 20 мая 2020 года в рамках работы Всеукраинского онлайн-марафона «Первая неделя энергоэффективности и энергосбережения 2020», подготовленном общественным советом при Минрегионе.

Среди спикеров были эксперты по энергоэффективности, представители проектов международной технической помощи и украинских предприятий. Все они отмечали, что энергоэффективные проекты не могут быть бременем для предприятия, поскольку они всегда окупаются и стимулируют снижение потребления энергии, а сэкономленная энергия вдвое дешевле производимой.

И действительно, спикеры отметили, что за период карантина интерес к энергоэффективным мероприятиям у предприятий не уменьшился. Они продолжают интересоваться энергоаудитом и энергоменеджментом, всё чаще обращают внимание на ЭСКО-контракты и готовы вкладывать свои средства в энергоэффективные проекты.

От государства ожидается дальнейшее формирование политики в сфере энергоэффективности. Так, Минэкоэнерго как министерство, отвечающее за формирование политики, совместно с Госэнергоэффективности – государственным органом, реализующим политику в сфере энергоэффективности, – готовят проект Закона Украины «Об энергоэффективности». Уже подготовлен и проходит согласование проект постановления Кабмина о расширении программы по энергоэффективности (компенсация части кредитов) на промышленные предприятия и ЭСКО-компании.